Уход от контрактных обязательств по газу с Россией обернется для Минска новыми «граблями»

Новые требования Белоруссии к России по ценам на газ являются традиционной переговорной стратегией Минска, считает заместитель руководителя по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Перед нами стандартная тактика Белоруссии

Минэнерго Белоруссии сообщило, что направило письмо «Газпрому» с предложением по ценообразованию на 2020 и 2021 годы. Это ответ на разногласия между тремя компаниями – ГПО «Белтопагаз», ОАО «Нафтан» и ОАО «Газпром транзгаз Беларусь».

В Минске потребовали, чтобы белорусская «дочка» российского газового холдинга предоставила методику, которая якобы необходима для определения фактической среднемесячной теплоты сгорания природного года с метрологическим подтверждением ее пригодности. Методика еще должна соответствовать белорусскому национальному законодательству.

Учитывая известную политику Минска, направленную на выбивание максимального числа льгот и скидок от России, данный запрос вызывает серьезные подозрения. Похоже, даже падение цен на мировом рынке не прекратило эту белорусскую практику.

«На протяжении последнего года между Россией и Белоруссией продолжает развиваться конфликт по ценообразованию на газ, причем Минск прибег к своей излюбленной тактике, в рамках которой белорусы рассчитывают цену на газ не в соответствии с базовым контрактом, а на основе собственных представлений», — констатирует Гривач.

По словам Алексея Игоревича, из-за этого возник долг за уже поставленный газ, который был упомянут руководством «Газпрома» в качестве одного из условий заключения нового контракта с Белоруссией на 2021 год. Речь идет о 165 млн долларов прямой задолженности.

«Газпром недавно объявил, что дальнейшие переговоры с Белоруссией по вопросам цен и ценообразования возможны только после погашения этого долга. «Газпром» требует от Минска возвратить ситуацию в контрактное русло», — заключает Гривач.

В 2019-2020 года в ценовом плане ситуация для «Газпрома» складывается неважно – еще до «коронакризиса» случилось падение цен на европейском рынке, после чего котировки на спотовой бирже Великобритании упали до 40 долларов за тысячу кубов.

Данное обстоятельство Минск сразу попытался использовать на своих переговорах с Москвой, пусть и непонятно, как ситуация в Европе связана с Белоруссией и ее обязательствами перед Россией. У Минска нет возможности закупать в Европе газ – для этого необходимо использовать СПГ-терминалы в Польше или Литве и вложиться в обновление газовых интерконнекторов.

В Белоруссии даже не думают предпринимать шаги по данному направлению, но спекулируют этим на переговорах с «Газпромом».

«Пандемия COVID-19 привела к тому, что ситуация на газовом рынке Европы и мира находится в коллапсе. Это послужило очередным предлогом для белорусских спекуляций. В Минске пытаются инициировать процесс пересмотра закупочных цен на газ, хотя о них стороны договорились в конце прошлого года после предыдущей серии белорусских требований», — резюмирует Гривач.

Поэтому перед нами излюбленная тактика белорусов, выражающаяся в поиске выгоды от любого повода, который хоть как-то можно использовать на переговорах с Россией по ценам, тарифам и других сопутствующим вопросам.

Отсюда и возникли доводы за калорийность, чем Минск объясняет нежелание выполнять обязательства перед «Газпромом».

Белорусская стратегия является ошибочной

Независимый эксперт по ЕАЭС Дмитрий Болкунец в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» отметил, что данный торг по 165 млн долларов имеет политические причины и связан с одним из заявлений белорусского президента Лукашенко.

«Лукашенко неоднократно заявлял, что цена на газ в 127 долларов за тысячу кубов, определенная контрактом на 2020 год, его не устраивает, после чего он потребовал снизить ее до 70 долларов. В результате белорусские чиновники вынуждены придумывать схемы для выполнения этого поручения. Если они этого не сделают, то им придется за это отвечать», — констатирует Болкунец.

Поэтому в основе позиции белорусской стороны лежат не контрактные обязательства или здравый смысл, а директивы Лукашенко, из-за чего неудивительны сомнительные положения про калорийность, сезонность и их соответствие белорусскому законодательству.

«Создание таких ситуаций связано с предвыборной кампанией Лукашенко, где наши отношения и цена на газ являются одной из тем. Что касается суммы задолженности, то она, с одной стороны, небольшая, а с другой – критичная для Минска. У Белоруссии нет подтверждения кредитной помощи со стороны международных организаций, о чем ранее Минск вел активные переговоры», — заключает Болкунец.

В таких условиях 165 млн долларов являются существенной цифрой для белорусской экономики, особенно, как отмечает эксперт, в период президентских выборов. Сегодня Минск особенно заинтересован в средствах для бюджетников.

Напомним, что России также скоро предстоит всенародное голосование по поправкам в Конституцию РФ, которое состоится 1 июля 2020 года.

«Несколько лет был похожий эпизод. Тогда Минск в одностороннем порядке уменьшил цену на газ. В итоге «Газпром» прекратил поставки в Белоруссию, а Минск вынужден был выплатить все до копейки и даже пеню», — резюмирует Болкунец.

Поэтому продолжение такой политики создает для Белоруссии риск прекращения поставок газа, а это совершенно точно не нужно Минску.