Высокая себестоимость нефти гарантированно восстановит мировые цены и поддержит рубль

Сегодняшним ростом нефтяные цены оттолкнулись от дна и поддержали российский рубль, считает заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Рубль и нефть продолжают укрепляться

Августовский фьючерс марки Brent на британской бирже ICE торгуется на уровне выше 39 долларов за баррель. Одновременно с ним выросла базовая американская марка WTI, достигнув отметки в 36 долларов за баррель. Происходит и повышение рубля – он на торгах Московской биржи доходил до 68,9 единицы за один американский доллар.

1 июля в России состоится всенародное голосование по поправкам в Конституцию РФ, которое сделает частью основного российского закона норму о создании условий для устойчивого экономического роста, который в России продолжает зависеть от нефти.

Нефть составляет порядка 70 процентов внешнего экспорта РФ и напрямую влияет как на рубль, так и на федеральный бюджет и базовые условия экономического развития.

После падения цен на нефть в марте просел рубль. Российская валюта усилилась и ушла с минимальных показателей, хотя черное золото не вернулось к отметке в 55-60 долларов за баррель. Это связано с падением спроса в РФ и с трудностями внутреннего рынка.

В такой ситуации рубль должен повышаться в своей цене, потому что стоимость нефти растет, а на российскую валюту больше не влияет негативная конъюнктура. Да и для РФ гораздо важнее уровень инфляции, который не очевиден.

Нефтяной рынок живет по определенным правилам

«На год-полтора цены на нефть спрогнозировать проще, чем на ближайшие несколько месяцев. С одной стороны, мы имеем ряд фундаментальных факторов – в лице баланса спроса и предложения, который является «священной коровой», и расходов, в которые обходится производство одного барреля», — констатирует Фролов.

Когда говорят, что «эпоха дешевой нефти закончилась», то это не касается уровня цен на черное золото. Нефть продолжит обходиться потребителям в чудовищные деньги, но теперь и ее производство будет стоить дороже.

«Если сравнить стоимость производства нефти с показателями 20 или тем более 50 лет назад, то цифры совершенно другие. Когда в пятидесятые и шестидесятые годы открывались месторождения Западной Сибири, уровень затрат был иным. Сегодня в ряде регионов мира требуется порядка 35-36 долларов для того, чтобы произвести один баррель, эквивалентный Brent», — резюмирует Фролов.

По словам Александра Сергеевича, данная тенденция задает новые рамки, в которых работают все игроки нефтяного рынка.

«Цены на нефть обвалились из-за того, что саудиты решили объявить РФ ценовую войну и случился глобальный кризис спроса и предложения по причине пандемии COVID-19. Кроме того, присутствует специфика спроса на различные марки нефти – в 2018-2019 годах был переизбыток спроса на легкое и сверхлегкое сырье», — заключает Фролов.

На нефтяном рынке присутствуют базовые рамки цен, которые определяются низким спросом и соглашением ОПЕК+, а также обстоятельства, способные дестабилизировать ситуацию. До кризиса дневное потребление нефти в мире равнялось 100 млн баррелей в сутки, причем цена на сырье не могла быть ниже среднемировой себестоимости.

«Нельзя было ходить по мировому рынку и выбирать дешевую нефть. Она скупалась и потреблялась вся. Здесь важны не средние показатели, а абсолютные величины, которые тратятся на производство нефти каждой марки. И если цена падает ниже отметки, по которой производится максимально дорогая нефть, то такое сырье начинает уходить с рынка и образовывается дефицит», — констатирует Фролов.

До восстановления пока далеко

Сегодня мир пришел к ситуации, когда максимальное падение спроса, произошедшее на мировом рынке с середины марта по середину мая, начало корректироваться.

«Положение на нефтяном рынке входит в заданные фундаментальными факторами рамки. В начале 2020 года в мире производилось и потреблялось порядка 100 млн баррелей в сутки. Сегодня эти рамки уменьшились, но стоимость производства барреля нефти осталась прежней. Кризис никак не повлиял на экономику отдельных месторождений», — резюмирует Фролов.

По этой причине произошло беспрецедентное падение производства в США, где добыча сократилась на 2 млн баррелей в сутки. Если вспомнить кризис 2014 года, то тогда падение производства на 1,2 млн баррелей достигалось американцами 13 месяцев.

«Цены на нефть оттолкнулись от дна, ниже которого они находиться не могут. Разговоры о том, что стоимость сырья дойдет до 10 долларов, бессмысленны, потому что нефть физически не может продаваться по таким ценам», — заключает Фролов.

Как бы покупатель ни хотел покупать нефть дешевле, производитель не может продавать ее ниже уровня, который обусловлен его хозяйственными процессами. Кроме добычи – это доставка, переработка и другие мероприятия, которые стоят денег.

«Цены на нефть могут опять снизиться, и вообще мы будем наблюдать резкие перепады в течение нескольких месяцев, если не произойдет сверхбыстрой стабилизации рынка, а это восстановление спроса и распродажа запасов», — констатирует Фролов.

Что касается рубля, то нефть на него влияет мало, а реальные перспективы российской валюты будут понятны после того, как экономика выйдет из кризиса. В целом наша валюта неплохо держится и, судя по всему, недооценена.