Возвращение на российский рынок разочарует Украину

Разрыв с Россией катастрофически сказался на украинской экономике, но перспектив по выходу из ситуации у Киева нет, считает политолог Богдан Безпалько.

Потери Украины от разрыва с Россией очевидны

Депутат Верховной рады Украины от фракции «Оппозиционная платформа – за жизнь» (ОПЗЖ) Наталья Королевская заявила, что у украинской промышленности нет будущего без восстановления связей с Россией.

Королевская раскритиковала принятый на Украине план по выходу из экономического кризиса, связанного с COVID-19, поскольку курс на расширение связей с ЕС погоды не сделает. Торговля с ЕС не может заменить Украине Россию.

Перед нами политическое заявление, поскольку остановленные промышленные центры Украины находятся на востоке страны и представляют собой основу электората условных пророссийских сил. Производственная система этих городов создавалась в кооперации с российскими предприятиями, поэтому после событий 2014 года они потеряли заказчиков, которых не может заменить ни внешний спрос, ни внутренний рынок Украины.

С другой стороны, тезис Королевской является очевидным и не ставится под сомнение на Украине, если не брать откровенных лжецов и фантазеров. Одни из спикеров пропрезидентской фракции «Слуга народа» Александр Дубинский оценил украинские потери от разрыва с РФ в 50 млрд долларов в год.

Дубинский считает, что надежды на Евросоюз себя не оправдали, из-за чего у Украины нет драйверов для реального восстановления экономики.

«Перед нами констатация очевидного. Украина многое потеряла, утратив российский рынок. Взамен эта страна ничего не приобрела, подписала соглашение с ЕС об ассоциации. Если брать заявление Королевской, то любой политической силе нужна риторика, чтобы выделиться на общем фоне. Для этого акцентируется внимание на каких-то проблемах страны и обвиняются действующие власти», — заключает Безпалько.

По мнению Безпалько, эта риторика не имеет наполнения. Даже в ОПЗЖ не считают реальным вариант по возвращению Украины на рынок России исходя из тех ограничений, которые возникли после 2014 года.

Здесь произошел обоюдный разрыв. Украинцы ввели политические ограничения, а в России реализовали программу импортозамещения, от которой Москва не откажется даже в случае улучшения отношения с Киевом. Украина показала себя ненадежным партнером, поэтому кооперацию с ней никто восстанавливать не будет.

«Для возвращения к кооперации с Россией украинцам нужно будет разорвать соглашение о евроассоциации, вернуться к сотрудничеству с российскими контрагентами по целому ряду направлений и восстановить те связи, которые интенсивно рвались. Естественно, никто на это не пойдет. Если бы волшебным образом ОПЗЖ пришла на Украине к власти, то она бы не смогла чего-то кардинально изменить», — констатирует Безпалько.

В случае прихода представителей ОПЗЖ к власти на них стали бы оказывать давление американцы, Евросоюз и внутренние силы в лице праворадикалов и того же Авакова.

«Благодаря этому правительство ОПЗЖ пришло бы к примерно такому же политическому курсу, как и сегодня президент Украины Владимир Зеленский», — резюмирует Безпалько.

Украина с 2014 года серьезно изменилась

Показательна риторика украинских партий, ориентированных на восточный электорат. ОПЗЖ характерна тем, что через своих лидеров Медведчука и Бойко обладает выходом на руководство РФ, но данное направление этой силой на Украине не исчерпывается.

Есть «Оппозиционный блок», другие остатки «Партии регионов» и отдельные политики, которые строят свою позицию на неприятии государственного переворота 2014 года и на рационализацию отношений с Россией, но они повторяют повестку Киева по Крыму и Донбассу. Например, харьковский политик Евгений Мураев говорит о концепции внеблокового статуса Украины – между НАТО и РФ и между ЕС и ЕЭАС, а это кардинальная смена позиций.

До событий 2014 года все украинские политики этого спектра призывали к российско-украинской интеграции и вхождению Украины в Евразийский союз, но теперь их политическая риторика выглядит иначе из-за того, что ситуация за последние 6-7 лет успела кардинально измениться.

«Такая риторика призвана расширить электоральную базу. На Украине у пророссийских и прозападных партий всегда было разделение электоральной базы по регионам. Поэтому на Украине пытаются найти ключи, чтобы мотивировать людей отдать голос за свою партию. Все это накладывается на небольшой выбор, если человеку хочется поддержать пророссийские силы на Украине», — заключает Безпалько.

ОПЗЖ подходит под такое определение, но для прихода этой партии к власти должны произойти изменения на Украине. Политическая система этой страны должна быть либо сломана, либо испытать серьезные изменения.

«Сегодня ОПЗЖ рассчитывать не на что – действующая и действовавшая власти успели зажать ее в нишу. В таких условиях ее депутаты не могут влиять на украинскую политику», — констатирует Безпалько.

Если взять экономику, то в ОПЗЖ напирают на то, что облик народного хозяйства Украины не имеет перспектив роста и не может обеспечить население страны, которое вынуждено искать работу в близлежащих государствах.

«Украинские власти стараются достичь экономической стабильности на время правления. Именно это и происходит при Зеленском, а так единственной стратегией Киева является набор новых долгов, чтобы платить за старые и немного, но поддерживать работу государственного аппарата», — резюмирует Безпалько.