Ставка Белоруссии на нефть из США выдает ее желание достичь компромисса с Россией

США, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты названы Минском в качестве возможных поставщиков нефти для «красного словца», считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Нефтяные заявления Белоруссии являются политической риторикой

Президент Белоруссии Александр Лукашенко назвал США, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты в качестве стран, которые могут начать экспортировать нефть в Белоруссию взамен тех льготных поставок, которые осуществляются сегодня Россией.

Белорусская сторона продолжает проводить политику спекуляций для того, чтобы получить от Москвы сверхльготную цену на нефть, которая в интерпретации Минска означает прямую компенсацию из федерального бюджета РФ за российский «налоговый маневр». Если брать газовый вопрос, то Минск добивается цен, как в Смоленской области, которая является результатом российских бюджетных дотаций.

Лукашенко отмечает, что его страна собирается покупать нефть по «мировым ценам», но, во-первых, внутренние цены в России для Белоруссии ниже данного условного показателя, а, во-вторых, не надо забывать про логистику, которая резко удорожит данный процесс.

«Перед нами понятное и ожидаемое заявление Минска, но по сути своей оно носит бессмысленный характер. В нем выражен такой посыл: «раз вы не хотите нам предоставлять исключительные условия, то мы будем покупать нефть у других людей», — заключает Фролов.

Как полагает эксперт, перед нами не экономическая, а политическая логика, поскольку альтернативные поставщики не предоставят Белоруссии более выгодную цену на нефть даже в случае, если Москва не пойдет Минску на уступки по его требованиям.

«Возможно, это было сказано Лукашенко не вовремя, поскольку белорусам лучше бы было подождать, когда в России полностью устаканится наше новое правительство, но с другой стороны – министр энергетики в России остался прежним», — резюмирует Фролов.

Что касается порядка цен, то российская нефть обходится белорусам примерно на 6-7 долларов дешевле котировок на мировом рынке, но не только в этом заключаются преимущества поставок из России для Минска. Помимо мировых биржевых цен здесь присутствует еще и фактор логистики, поскольку доставка стоит денег, а у Белоруссии нет выхода к морю и своих нефтяных терминалов.

Белорусам придется здесь воспользоваться чьими-то портами и логистическими путями, а это означает серьезную наценку вместе с возможными вложениями в инфраструктуру, поскольку Минск никогда не закупал значительные объемы нефти таким путем.

«Любой альтернативный вариант поставок нефти, как трубопроводный, так и с помощью железнодорожного или автотранспорта, обойдется Минску дороже российской логистики. Поэтому в случае гипотетической реализации такого варианта Минск потеряет даже не десятки, а сотни миллионов долларов, которые Белоруссия сегодня зарабатывает на российской нефти», — констатирует Фролов.

Фролов считает, что использование таких вариантов приведет к тому, что белорусы не только не выйдут в ноль, даже если вынести за скобки все существующие российские льготы, а получат значительный минус в своих операциях по нефти и нефтепродуктам.

Ставка на США выдает желание Лукашенко договориться с Россией

«Разброс поставщиков, названных Лукашенко, слишком широк. Более того, я уверен, что эти поставщики были названы им наобум, ведь для белорусских НПЗ необходимо сырье определенного состава, а США продают только сверхлегкую нефть», — заключает Фролов.

Несмотря на серьезные успехи в производстве сланцевой нефти, американцы почти всю ее продают на экспорт, а сами закупают на мировом рынке сырье большей вязкости. Белорусские НПЗ также заточены под другие марки, поэтому если Минск вдруг заключит контракт с компаниями из США, то перед Белоруссией встанет вопрос, а что с этим сырьем делать и чем его разбавлять для получения нефти нужного качества.

«С точки зрения производственных циклов эта идея лишена всякого смысла. Американская нефть белорусам не подойдет, ее придется смешивать с какой-нибудь тяжелой нефтью – например, из Венесуэлы, с которой у Белоруссии ранее был контракт. И вот интересно, а что случилось с этим соглашением, и почему белорусы его не реанимировали в современной ситуации», — резюмирует Фролов.

Как полагает эксперт, такая политика Белоруссии свидетельствует, что Минск не собирается отказываться от российских поставок и хочет получить от Москвы как можно больше уступок по ценообразованию, с чем и связаны последние заявления Лукашенко.

«Когда мы с белорусами договоримся? Это интересный вопрос. Я бы предположил, что Москва и Минск должны достичь компромисса до конца марта текущего года. Впрочем, даже принятые на высшем уровне решения нужно будет согласовать», — констатирует Фролов.

По мнению Александра Сергеевича, любое соглашение с Белоруссией затребует внутрироссийского согласования с финансово-экономическим блоком правительства, поскольку данная тематика затрагивает проблему пошлин и многие бюджетные вопросы.

«Нефтяные сделки с Белоруссией являются не коммерческим контрактом, а прямым спонсированием Россией нашего главного союзника, поэтому экономического смысла для Москвы здесь искать не стоит», — заключает Фролов.

Белоруссия нам нужна, и мы эту страну не бросим, но общий размер уступок будет меньше того, что требует сегодня Минск.