Сотрудников «Тинькофф банка» попросили не называть свое место работы банком

«В личных беседах с коллегами, выступлений на внутренней или (еще хуже) на внешних мероприятиях, я часто слышу фразу «Наш банк». Это неправильно – мы не просто банк, мы имеем много другой мощной, быстро растущей экосистеме и его время, чтобы уйти из этого отсталого идея» – письмо с таким призывом в мае разослал сотрудникам «Тинькофф Банк» своего правления Оливер Хьюз.

«Ведомости» ознакомилась с документом, представитель «Тинькофф» подтвердил его содержание.

В сообщении для сотрудников Хьюз попросил их вместо «банка» говорить «Тинькофф» или «группа «Тинькофф». По двум причинам, — пояснил он. Во-первых, под брендом «Тинькофф» — это не только банк, но и другие компании – от мобильного оператора, на сервис, так сказать «Банка» неуважение к коллегам, которые работают в других компаниях группы. Во-вторых, «слово «банка» — это не круто (англ. сленг – «клевый»), он имеет негативные коннотации, и мы пытаемся убежать от него», — пишет Хьюз. Попросили объяснить, что негативные коннотации слова «Банк», представитель «Тинькофф», сказал Хьюз не сказал, что «банк» это не то слово, он имел ввиду, что «не совсем корректно звучит в контексте группы».

Изменения языка, которые сотрудники используют, является одним из самых мощных инструментов трансформации корпоративной культуры, объясняет партнер McKinsey Сергей Крылов. Границы между банками, телекоммуникационными компаниями и ритейлерами стираются. Многие банки считают, что они должны стать чем-то большим, чем просто банк, потребуются клиенты, говорит он.

Случаи, когда работники были оштрафованы за использование слова «Банк» не был в компании в принципе не должны применяться санкции в отношении сотрудников, говорит представитель «Тинькофф».

- Advertisement -

Ранее основатель «Тинькофф Банка» Олег Тиньков неоднократно говорил, что «Тинькофф» — это не просто банк. В 2013 году в ходе IPO, Тиньков убедила инвесторов в том, что его бизнес не следует рассматривать как финансовые, технологические, и оценить с мультипликаторами IT-компании. Группа ТКС, материнской компании банка, составляла 5 капитала. Но эйфория прошла, и котировки ее ГДР два года спустя она снизилась до $17.5 до $1,6, возвращается на прежние уровни в 2017 году.

«Я думал, что я собирался построить банк и действительно построили его компании», — рассказала Анна в интервью «Ведомостям» в 2016 году на Новый год в 2018 году Тиньков в своем выступлении отметил, что сейчас «Тинькофф» конкурирует с экосистемы, такие, как «Яндекс» или Mail.ru, Amazon и т. д., и сейчас это в первую очередь онлайн IT-компании.

Переросли понятие «банк» и Сбербанка подчеркнул его президент Герман Греф. Капитализация Сбербанка составляет около 60 млрд долларов, заявил Греф в декабре, но это будет стоить значительно дороже, если бы я превратился в IT-компанию. «Если бы мы были интернет-компании, наша рыночная капитализация сегодня будет соответственно под 200 миллиардов долларов,» прошел 14 декабря, передает «Интерфакс» слова Грефа. Сбербанк является крупнейшим в России ИТ-компанией, и ее цифровой бизнесом занимается более 45 000 человек, — сказал Греф в сентябре 2017 Сбербанк, как экосистема может даже отказаться от использования слова «Банк» в названии и объединить свою продукцию под брендом «Сбербанк», — отметил он. Представитель Сбербанка отказался от комментариев для этой статьи.

«Тинькофф» уже давно в внешние коммуникации позиционирует себя не как банк, но эти меры не влияют на котировки, поскольку все мы смотрим на бизнес клиента, а не о том, как это называется, говорит аналитик «Атона» Михаил Ганелин. Основной бизнес «Тинькофф», во всяком случае, банковское дело, — вспоминает он. Сбербанк и Тинькофф хочу быть IT-компаний, потому что они видят, что те, кто торгует на 20-30 Р/Е (отношение капитализации к прибыли), объясняет Ганелин. Тинькофф, например, сейчас стоит 6 п/э, указывает аналитик.

Это еще вопрос, стоит ли отказаться от слова «банк», партнер компании Oliver Wyman в России Сорин Talamba: «наше исследование показывает, что люди предпочитают доверять финансовым вопросам, банки. Одной из причин является защита регулятора». Люди хотят, что банк допустил управления своими финансами простым и удобным, и если ты по-настоящему помочь клиентам в этом, слово «банк» в названии не может остановиться, говорит член правления Райффайзенбанка Роман Зильбер. «Мы хотим стать самым рекомендуемым банком к 2025 году, лучше, чем другие игроки в решении финансовых проблем, которые важны для жизни и бизнеса наших клиентов», — сказал он.

Клиенты начинают воспринимать банки, как организации где вы можете получить не только банковские услуги, — говорит Talamba. Однако, он не знает ни одного примера в мире, где банк мог бы получить от непрофильных видов деятельности больше дохода, чем от основного. В то же время многие игроки используют небанковские услуги как дополнительный источник дохода, а как возможность привлечь внимание клиента, а затем монетизировать.