Россия полностью «оцифрует» экономику в ответ на вызовы пандемии коронавируса

Роберто Кротти правдоподобно описал экономические последствия пандемии, а Россия на фоне других стран заняла довольно выигрышные позиции. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал эксперт РИСИ, экономист Михаил Беляев.

Ведущий экономист Всемирного экономического форума (ВЭФ) Роберто Кротти назвал ключевые последствия из-за коронавируса. В своем интервью РИА Новости он указал: пандемия ускорит Четвертую индустриальную революцию, но приведет к изменениям в мировой торговле. Пострадают те страны и отрасли, кто меньше остальных внедрял цифровые технологии. Однако одновременно может произойти глобальное разобщение.

«Ожидается, что торговля будет сокращаться, хотя неясно, как долго этот эффект продолжится, вместе с перемещением людей, в то время как цепочки производства и сбыта, скорее всего, переформатируются», — сказал Кротти. Больше всего, по его мнению, пострадают государства, где много предприятий работают в нецифровых отраслях. Там потери могут быть компенсированы ростом производительности.

«Специалист ВЭФ, безусловно, прав – пандемия стала спусковым крючком для радикальных перемен в мировой экономике, на которые мир давно не решался, — отмечает аналитик. – Еще на экономическом форуме в Давосе в январе говорилось, что развитие зашло в тупик и требует масштабной оцифровки. Она нужна в международной торговле, в банковских и производственных процессах. Но внедрение принципиально новых методов требует смелости и немалых вложений.

Пандемия коронавируса изолировала страны, остановила многие процессы и заставила развиваться по-новому. Сейчас невиданными темпами развивается электронная торговля, целые сферы доставки и логистики. Бизнес в отсутствие выбора вынужден приспосабливаться к новым условиям, реагируя на вызовы времени. То же самое уже происходит на уровне государства, но не все это еще поняли и осознали.

И сегодняшний кризис стоит воспринимать с помощью знаменитого китайского иероглифа, который трактует этот термин как открытие новых возможностей и переход на новый уровень через избавление от старых накопившихся проблем. Все это приведет мир к глобальной цифровизации – в той или иной мере внедрить современные технологии и решения можно в любые процессы. Но главное – изменится базовая структура мировой торговли».

Россия создала задел для развития

Кротти  выразил сомнение, что в условиях распространения коронавируса более половины мировых компаний смогут полностью перейти на удаленную работу. Часть из них, по его мнению, в принципе невозможно оцифровать, а в других есть задержки с дальнейшим освоением гибкой организации. В целом же, оценивая влияние пандемии на мировую экономику, Кротти отметил: многое будет зависеть от того, какие отрасли развиты в той или иной степени.

Накануне глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева констатировала, что мировая экономика сейчас переживает худшую рецессию, чем во время глобального экономического кризиса. «Никогда еще за 75-летнюю историю нашего фонда так много стран не нуждалось в экстренном финансировании — обратились 85 стран, причем все одновременно», — указала она. МВФ готов задействовать весь свой резерв в размере $1 трлн и удвоит размер экстренного финансирования с $50 млрд до $100 млрд.

«России на фоне происходящих в мире процессов будет проще, чем многим другим странам. Во-первых, у нас невелика экспортная квота – отношение экспорта к внутренней экономике. Она базируется на нефти и металлах, а потребление этих продуктов в ближайшие десятилетия сохранится. Даже цены на нефть уже восстанавливаются на фоне предстоящих новых переговоров главных игроков на этом рынке.

То есть факторы, которые традиционно считались негативными, теперь стали сильной стороной России. Мы в энергоресурсах и металлах в любом случае свое продадим и получим, чтобы сбалансировать бюджет. То есть РФ надвигающимся кризисом будет уязвлена куда меньше других стран. И теперь все будет зависеть от того, как руководство страны распорядится этим преимуществом для развития.

Совершенно ясно, что делать ставку на массовый экспорт в ближайшее время не приходится. Но у России огромный внутренний рынок, который еще очень далек от исчерпания. И сейчас нам предстоит перенастроить потенциал развития бизнеса на внутреннее потребление с масштабной цифровизацией всех экономических процессов. Если мы не упустим этот шанс, то отдача в итоге будет весьма значительной», — заключает Михаил Беляев.