Риторика Минэнерго РФ и Саудовской Аравии открывает дорогу к переговорам по нефти

Энергетические вопросы являются для России предметом не только экономики, но и внешней политики, считает проректор Московской высшей школы, доктор исторических наук Борис Шмелев.

Энергетические вопросы важны для внешней политики РФ

В Минэнерго РФ заявили, что Россия не будет предпринимать никаких действий для того, чтобы искусственно влиять на цены на нефть. Позиция России заключается в том, что мы ни с кем не ведем ценовую войну.

Очевидно, что это реакция министерства на напряженную ситуацию на мировом нефтяном рынке, который ожидает формального окончания сделки ОПЕК+, начиная с 1 апреля 2020 года. Как известно, саудиты грозятся увеличить свою добычу на 3 млн баррелей в сутки и окончательно обвалить цены на нефть, к чему добавляется их ценовой дисконт на апрельские фьючерсы в 30 процентов. Это вместе с паникой трейдеров может в моменте уронить нефтяные котировки ниже 20 долларов за баррель марки Brent.

Минэнерго РФ таким образом отреагировало на заявления своих саудовских коллег. Минэнерго Саудовской Аравии до этого отметило, что не обсуждало с Россией как возврат к ОПЕК+, так и включение в соглашение новых членов.

И что бы ни говорили в Эр-Рияде – это является симптомом того, что такие переговоры или уже ведутся, или напрашиваются. Да и сама риторика показывает, что цены в районе 25 долларов за баррель не нужны никому и являются угрозой для всех производителей нефти.

Другой вопрос, не совсем ясно, как сегодня договариваться, когда коронавирус набирает обороты в США и в Европе, спрос ниже предложения и вообще непонятно, когда мировая экономика начнет выходить из рецессии. Все это отсрочивает нормализацию нефтяного рынка.

Есть в этом вопросе и политический аспект, поскольку если посмотреть на действия американцев, то они через давление на энергетику пытаются влиять на многие государства мира. С этим связаны наиболее эффективные санкции США против России, Венесуэлы и Китая.

С другой стороны, если во время холодной войны шла борьба за ресурсы, то сегодня, в эпоху глобальной экономики, энергетические вопросы определяются в первую очередь рыночными спекуляциями, а не внешнеполитическими действиями государств.

«Энергетические проблемы, связанные с производством и поставкой нефти и газа, играли и будут играть определяющую роль в международной политике. Да, эта роль меняется, поскольку мы видим изменение способов доставки энергоресурсов на мировой рынок, изменение объемов добычи и форм использования нефти и газа, но это не значит, что они стали играть меньшую роль», — констатирует Шмелев.

С этой точки зрения, как отмечает эксперт, в торговле нефтью и газом всегда присутствует геополитический компонент.

«Поэтому страны всегда боролись и будут бороться не только за контроль над добычей энергоресурсов, но и за те рынки и территории, через которые идут их поставка и реализация. С этой точки зрения заявление Минэнерго РФ, что мы не участвуем в ценовой войне, является политической риторикой. Россия представляет собой одного из крупнейших производителей нефти в мире и поэтому борется за комфортные для себя условия ее сбыта», — заключает Шмелев.

Внешняя политика должна помочь разрешить нефтяной спор

Борис Александрович отмечает, что Россия вступила в активную борьбу за рынки сбыта. Для нас это ЕС и Китай, где с нами борются американцы. Нельзя сказать, что идет прямая конкуренция российских и американских энергоресурсов, но США используют этот фактор для давления на Москву.

Например, действия Вашингтона против «Северного потока-2» направлены не на лоббирование собственных поставок СПГ – российский газ все равно придет в европейские государства, – а на то, чтобы удорожить наши энергетические проекты. Из-за этого главной целью санкций в отношении «Северного потока-2» является повышение его издержек.

Россия как теряет деньги на строительстве «Северного потока-2», так и упускает средства, которые уходят на украинский транзит.

«Как бы наша страна ни не хотела политизировать этот процесс, мы не можем игнорировать объективные обстоятельства. Самим фактом того, сколько Россия производит нефти и газа, она влияет на глобальный рынок энергоресурсов. В Минэнерго РФ не должны оперировать политическими и политологическими категориями и смотреть так далеко вперед, но факт остается фактом – в данной истории существует большой геополитический компонент», — резюмирует Шмелев.

Шмелев утверждает, что в этом вопросе нельзя забывать про геополитику, поскольку в противном случае мы рискуем напороться на новые проблемы и завязнуть в них так же, как это происходит с «Северным потоком-2».

«По этой причине Россия заинтересована в переговорах по нормализации ситуации на рынках энергоресурсов. Конечно, вина в том, что произошло с ценами, лежит на всех. На Саудовской Аравии, странах ОПЕК, не говоря про объективные процессы в мировой экономике. Вместе с этим было бы неправильно не увидеть, что Россия не предприняла действий, чтобы купировать эту ситуацию», — констатирует Шмелев.

Можно долго рассуждать, какими целями руководствовалась Россия, отказавшись от предложения саудитов, но современное развитие ситуации на рынке нам не выгодно, и это открывает дорогу к переговорам, что мы и видим на примере данных заявлений.