Решение Зеленского по приватизации обернется переделом собственности на Украине

У западного бизнеса ограниченный интерес к Украине, если не брать открытие рынка земли, полагает главный научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Приватизация не обернется благом для Украины

Президент Украины Владимир Зеленский заявил на пресс-конференции 20 мая, что после эпидемии COVID-19 произойдет большая приватизация украинской государственной собственности.

Первым объектом станет гостиница «Днепр», а затем настанет очередь «Центрэнерго», которое является одним из крупнейших предприятий Украины. Все это проводится под эгидой оптимизации госсобственности и роста поступлений в бюджет, хотя понятно, что все лакомые активы, как и раньше, попадут в нужные руки.

Приватизация наряду с открытием рынка земли является одним из популярнейших лозунгов президентства Зеленского, причем подается это под соусом, что «заграница нам поможет», и что на Украину придут инвесторы.

Еще не надо забывать про рекомендации МВД и других международных спонсоров, которые требуют от Украины распродать госсобственность, что в условиях этой страны приведет к самым негативным последствиям – для примера можно взять Грецию, в отношении которой кредиторы потребовали принятия аналогичных решений.

По этой причине украинское правительство в своей экономической политике часто мыслит не национальными интересами, а выполнением обязательств перед МВФ и другими спонсорами. Как показала публикация переговоров Байдена и Порошенко, этот вопрос является предметом прямого контроля со стороны американцев.

«Основным лейтмотивом здесь является передел собственности – в этом случае он называется приватизацией. Тем более сейчас, когда последствия от коронавируса очень сильно ударили и по без того непростому экономическому состоянию Украины. В результате кто-то будет явно не против поправить свое положение за счет государственной собственности. Кризисы в своем классическом прочтении всегда рассматриваются, как возможность или шанс для передела собственности и активов», — констатирует Оленченко.

Как полагает эксперт, это взаимосвязано с телодвижениями по рынку земли, который остается основным вопросом, поскольку если взять менталитет украинцев, то земля у них всегда была основой благосостояния.

«Поэтому распродажа земли, которая будет запущена на Украине, начиная с июля, приведет к значительному изменению общественного ландшафта. Очень много людей потеряют в собственности и перейдут в разряд бедных даже по украинским меркам. В такой ситуации подобная приватизация также приведет к значительному ухудшению положения населения Украины», — резюмирует Оленченко.

Владимир Анатольевич отметил, что по потоковым показателям ВВП ситуация в этой стране может стать лучше, но это не повлияет на социальную сферу.

«Доходы населения от этого снизятся, и это приведет к дальнейшей фрагментации общества. Есть регионы Украины, которые удержатся в новой системе, но некоторые области серьезно обеднеют. В итоге Украина как государственная единица все больше будет терять свое значение», — заключает Оленченко.

Западу интересна только украинская земля

На сегодняшний день Украина потеряла российский рынок для своих промышленных предприятий и встроилась на правах младшего партнера в некоторые европейские торгово-экономические цепочки.

Интересно, что если взять лимиты по соглашению о евроассоциации, то они ограничили торговлю Украины со странами ЕС по сравнению с ситуацией до 2014 года, хотя и не везде. По ряду направлений минимальный рост все же имеется, но он не является ни компенсацией потерянных связей с РФ, ни источником восстановления экономики.

Украинским гражданам помог только безвизовый режим, с помощью которого они могут нелегально, т.е. на птичьих правах, работать в близлежащих странах ЕС. И это действительно интеграция, пусть и своеобразная.

Например, польские и прибалтийские рабочие едут трудиться в Германию, Францию и Великобританию, а их место, причем на самых низкооплачиваемых позициях, полулегально занимают граждане Украины.

Еще Украина может рассматриваться европейскими предприятиями, как рынок сбыта, но в силу падения доходов населения и здесь у украинцев посредственные перспективы.

«Точно есть интерес к рынку земли. На Украине земля объективно плодородная, и она способна приносить большие урожаи. В отношении земли существует много замыслов, и я знаю, что этим рынком активно интересуются израильские и американские компании. Цель заключается в запуске сельскохозяйственного производства для того, чтобы конкурировать на рынке продуктов с Евросоюзом и Россией», — констатирует Оленченко.

Владимир Анатольевич отмечает, что на Украине существуют и промышленные объекты, но не до конца ясно, как они могут быть встроены в возникшую после 2014 года систему экономических отношений.

«Украинские предприятия не востребованы в Европе, поскольку если посмотреть на статистику, то немного украинских товаров туда экспортируются. Это значит, что украинские производства в ЕС никому не нужны. Да и та же металлургия является прямым конкурентом для многих европейских предприятий», — резюмирует Оленченко.

Таким образом украинская приватизация является вещью в себе, которая не приведет данное государство к экономическому процветанию.