Польша заплатит дважды за финансовые претензии к России

Россия намерением повысить цену газа для Польши отвечает зеркально на судебные претензии по контракту «задним числом». Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

У Газпрома есть достаточные основания для повышения цены за газ для польской энергетической компании PGNiG, официально заявили в компании. Более того, Россия намерена не просто увеличить стоимость Варшаве, а добиться пересмотра цен с начала 2017 года. И переговоры, как утверждают в компании, уже стартовали. Если стороны придут к согласию, Польша должна будет вернуть Москве долг за два предыдущих года. Причем спор может перейти в судебную плоскость.

При этом российский холдинг подтвердил, что подписал дополнение к контракту с польской PGNiG без ущерба своей позиции при обжаловании решения арбитражного трибунала. Ранее поляки объявили, что в марте Стокгольмский арбитраж вынес решение в их пользу о компенсации за переплату по контракту с 2014 года. И теперь PGNiG ждет от «Газпрома» 1,5 млрд долларов. Российская компания заявила, что оспаривает вердикт арбитража, однако в какую инстанцию подано возражение – пока не известно.

«Очевидно, что Польша пошла четко по пути Украины в надежде отсудить у России компенсации по газовым договоренностям, – отмечает Митрахович. – Поставки газа Варшаве регламентируются долгосрочным контрактом, который заканчивается в 2022 году. В одностороннем порядке его пересматривать нельзя, потому поляки действуют через суд в Стокгольме, который явно пророссийской позицией не отличается и выносит однобокие решения. «Газпром» явно действует зеркально.

Это означает, что в случае несогласия Польши пересмотреть цены «задним числом», будет подан иск в тот же арбитраж, чтобы добиться взаимозачета по претензиям. Пока не понятно, почему российская компания берет временной промежуток с 2017 года – вероятно, на это есть какие-то ценовые причины. В целом же мы видим попытку ответить на действия Польши в финансовом и правовом поле, которая может оказаться эффективной. Опять же от параллельного процесса обжалования вердикта Стокгольма Россия не отказывается».

Польша проиграла в транзитных договоренностях

В мае этого года контракт на транзит российского газа в Европу по территории Польши истек, и Варшава объявила, что не намерена продлевать двусторонние договоренности с Россией. Взамен вступили в силу правила Евросоюза в рамках третьего энергопакета. И внезапно поляки поняли, что по их участку трубопровода «Ямал-Европа» поставки газа из РФ прекратились. Правила ЕС подразумевают, что заинтересованные участники на аукционе выкупают мощности газопровода для своих нужд. РФ это делать вдруг отказалась.

В «Газпроме» объяснили: из-за теплой зимы и больших запасов в хранилищах дополнительные поставки в ЕС из России в мае польским маршрутом оказались нецелесообразны. Несколько дней магистраль вовсе простаивала, временами загружалась на 20-30% мощности. Для Варшавы, привыкшей получать огромные деньги за счет газового транзита от России, каждый день оборачивался огромными выпавшими доходами. Москва же констатировала – для поставок в ЕС ей достаточно «Северного потока» и маршрута по Украине.

«Чем закончится финансовое противостояние России и Польши, заранее предсказать невозможно. Проигрыш Варшавы при добровольном указе от двустороннего контракта на транзит с РФ очевиден – не исключено, что она попытается отыграть ситуацию и попытается договориться с Москвой о новом соглашении. Пока же стороны ввязались в финансовый спор, готовя себе позиции для диалога. И я не оценил бы позиции Москвы слабыми.

Стоит помнить, что РФ строит «Северный поток-2» и европейскую нитку «Турецкого потока», что в перспективе может оставить Польшу вовсе без транзитных доходов. Даже если поляки в судах что-то в итоге выиграют, то потеряют в перспективе куда больше. Сейчас «Газпром» забронировал мощности «Ямал-Европы» на третий квартал, но еще предстоит аукцион на 2021 год, и от него зависят огромные доходы Польши. Так что выгоднее договориться с Москвой и не множить риски», — подчеркивает Митрахович.

Варшаве выгодно договориться с Москвой

Подписанный в 1996 году долгосрочный контракт на поставку газа из России в Польшу, истекает в 2022-м. В Варшаве периодически заявляют, что не намерены его продлевать. Там рассчитывают на американский СПГ и поставки газа из Норвегии по новому газопроводу Baltic Pipe через территорию Дании, который еще не построен. При этом на днях глава правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский допустил, что покупки газа у РФ все же будут.

По его словам, Варшава намерена брать энергоноситель там, где будут «рыночные цены или даже лучше». «Мы закладываем фундамент для борьбы за такую цену», — сказал Качиньский. Эксперты же полагают, что вслед за первым неразумным ходом по отказу от транзитного контракта с РФ, еще большей глупостью станет прекращение закупки российского газа.

«Заявления Польши, что страна не намерена продлевать контракт на покупку газа у РФ, может быть лишь переговорной тактикой, так как этот газ имеет немалые преимущества. Это стабильность поставок, твердые цены. Какими будут цены на «голубое топливо» на европейских биржах, предсказать не в силах никто – спотовый рынок основан на спекуляциях и непредсказуем. А контрактные цены не подлежат пересмотру из-за внешних колебаний.

Кроме того, контракт на покупку может стать гарантией транзита, а это огромные заработки. Сегодня перспективы получения средств просто за то, что на польской территории лежит труба «Ямал-Европы» висит на волоске. Стратегически Польше выгоднее кооперироваться с Россией, нежели ссориться.

Ведь когда Baltic Pipe будет достроен, он обеспечит Польше получение лишь порядка 6,5 млрд кубометров газа в год, и сам проект очень дорогой. А потребность в газе у поляков растет, и с учетом повысившегося потребления без газа из РФ им не обойтись. Даже если мощность терминала для приема сжиженного газа будет увеличена, проблему это не решит. А значит, договариваться с Москвой придется в любом случае», — заключает Станислав Митрахович.