Падение цен на нефть задаст новые тренды в развитии топливного сектора РФ

Стабильность цен на бензин в России является показательным явлением в эпоху падения нефтяных котировок, считает экономист Дмитрий Адамидов.

В России специфическое ценообразование на бензин

Минэнерго РФ сообщило, что ситуация с ценами на бензин в России является стабильной, т.е. нам не надо ждать ни подорожания, ни удешевления топлива выше среднегодовой инфляции.

Как известно, после коллапса сделки «ОПЕК+» цены на нефть в мире упали на 30 процентов. Это рекордный показатель с 1986 года, когда все те же саудиты обвалили мировой рынок нефти, увеличив собственную добычу сырья.

Несмотря на это, цены на бензин в России не то что не упали, но даже возникли риски, что они могут повыситься. Причиной этого является сложная фискальная система, которая сложилась в России и которая была усложнена налоговым маневром. Теперь в цене на бензин нефть занимает в РФ порядка 8 процентов, а все остальное приходится на налоги, сборы, акцизы, переработку и доставку сырья.

Сейчас случилось именно то, что и задумывало Правительство РФ, когда решило перевести всю налоговую нагрузку на добычу нефти путем налогового маневра. Поэтому даже эпоха сверхнизких цен на нефть не ведет в России к снижению стоимости бензина.

Другой вопрос — не надо забывать про усилия Правительства РФ последних пяти лет, направленные на то, чтобы цены на бензин в России не росли быстрее темпов инфляции. Это также привело к тому, что последнее падение цен на нефть не скорректировало цены на бензин.

В ценах на ГСМ большая административная нагрузка

«Для экономики хорошо, когда цены стабильны. Цены на ГСМ сильно влияют на процессы в экономики. От них зависит сельское хозяйство, транспорт, многие другие направления экономики. Если цены на ГСМ ходят туда-сюда, то это приносит проблемы целым секторам российской экономики», — заключает Адамидов.

Как отмечает эксперт, важно не то, какие цены на ГСМ – большие или маленькие, а то, чтобы они были стабильны. Это позволяет выстраивать нормальный экономический процесс и правильно развивать экономику страны.

«Из-за того, что цены на нефть прыгали, в России постоянно менялись налоговые режимы. То налоговый маневр, то акциз, то что-то другое, то даем скидку, то не даем. Вот это очень плохо, причем момент низких цен на нефть является хорошим поводом, чтобы внести коррективы в те наслоения, которые у нас возникли в прошедшие годы», — резюмирует Адамидов.

Адамидов считает, что России лучше было бы сделать строгую, понятную и прозрачную систему ценообразования на топливо без сверхсложных построений.

«Без обратных акцизов, демпферов и прочего в этом духе, т.е. примерно то, что у нас было в начале нулевых годов. В целом проблема в том, что в России рынок монополизирован, причем, если брать за пример США, то там монополизация меньше», — констатирует Адамидов.

В США рыночное ценообразование, из-за чего бензин там может дешеветь или дорожать в связи с изменениями цен на нефть на мировом рынке. Поэтому и приходят новости, что литр бензина в США стоит сегодня порядка 20 рублей.

У нас монополизированная система с большим уровнем регуляции, поэтому цены на топливо могут пойти вверх даже при стоимости барреля нефти в 25 долларов.

Государственная политика имеет значение

«Не в интересах наших нефтяников снижать цены. Учитывая, что у нас данная отрасль монополизирована, они не будут этого делать под любым предлогом. Поэтому многое зависит от государственного администрирования, которое должно быть эффективным, т.е. решать реальные проблемы российской экономики», — заключает Адамидов.

Здесь можно вспомнить активные действия президента РФ Владимира Путина, который в последние два года делал все, чтобы цены на бензин не росли в России быстрее среднегодовой инфляции.

«Путин постоянно просил нефтяников, чтобы те не перегибали палку, но в ответ они совершенно справедливо говорили про свою перезагруженность различными социальными обязательствами, т.е. непрофильными вещами, которые у них отвлекают деньги. Этим они и объясняют рост цен на нефть в современной экономической ситуации», — резюмирует Адамидов.

Взаимоотношения Правительства РФ и нефтяного сектора ввиду его важности и близости к власти носят многокомпонентный характер, из-за чего и появляются системы вроде налогового маневра, а также «костыли» к ним. Из-за этого в прошедшие годы пострадали не ВИНК, т.е. вертикально-интегрированные компании, а структуры поменьше, чья норма прибыли из-за новых ограничений значительно снизилась.

Чтобы как-то уравновесить этот вопрос, поскольку небольшие компании работают в регионах, и возникла схема обратного акциза.

«Эта ситуация позволяет нам поговорить о смене всей системы взаимоотношений в экономике, поскольку нефтяники должны добывать нефть и давать деньги в бюджет. Социальными вопросами должно заниматься государство, пусть это не всегда возможно, поскольку мы ведем добычу нефти в таких районах, где необходимо создавать инфраструктуру для людей», — констатирует Адамидов.

Чтобы обеспечить эффективную работу, необходимо убрать из отрасли все непрофильные вещи, поскольку в России нефтяной сектор перезагружен социальными вопросами и другими смежными проблемами.