Отказ Польши от экспорта газа из России в Европу обесценит Baltic Pipe

Газопровод Baltic Pipe рассматривался Польшей как некая палочка-выручалочка, благодаря которой Варшава при отказе от российского газа могла бы получать норвежское сырье, рассказал ФБА «Экономика сегодня» президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив «Основание» Алексей Анпилогов.

Транснациональный магистральный экспортный газопровод “Ямал-Европа”, введенный в действие в 1999 году, который соединяет газовые месторождения севера Западной Сибири с европейскими потребителями, может столкнуться с проблемами. Контракт на транзит газа из России по территории Польши истекает 17 мая 2020 года, и польские власти не собираются его продлевать. Это означает, что около 33 млрд кубометров в год могут не дойти европейским потребителям.

Однако Алексей Анпилогов заверил, что большой угрозы для российской стороны это не представляет. 

“Я знаю, что объемы по текущим ценам уже забронированы Польшей на следующий год в соответствии с новыми условиями Европейского союза и нюансами Третьего энергетического пакета. Но официально контракт не перезаключен.  

Польша оказалась в парадоксальной ситуации. Эта страна идет по тому же пути, по которому ранее проходила Украина. То есть Варшава пытается каким-то образом зафиксировать некие минимальные объемы прокачки и потребовать выгодные для себя условия от “Газпрома”. Но российская компания заняла выжидательную позицию”, — комментирует эксперт. 

Транзит через территорию Польши осуществляется на основе соглашения о совместном предприятии польской PGNiG и “Газпрома” EuRoPol GAZ. В этом предприятии польской и российской сторонам принадлежит по 48%. Соглашение было заключено около 20 лет назад.  

Польша действует по “украинскому сценарию” 

Алексей Анпилогов считает, что сложившаяся ситуация очень напоминает недавние попытки Украины получить от Российской Федерации особые условия на транзит газа, а также схожа с историей о споре, по завершении которого «Газпром» заплатил «Нафтогазу» $2,9 млрд, присужденных Стокгольмским арбитражем. 

“Польша тоже участвует в разбирательстве с “Газпромом” в Стокгольмском арбитраже. Государственная польская компания PGNiG добилась промежуточного решения и рассчитывает взыскать с российской компании около $1,5 млрд. По итогам спора Польша пытается опротестовать известную формулу “Газпрома” “бери или плати”. Но у российской компании нет острой необходимости в польском маршруте”, — подчеркивает эксперт. 

Анпилогов отмечает, что ранее данное направление рассматривалось Москвой как альтернативное, в том числе и для закрытия украинского транзита с помощью “Северного потока” и “Турецкого потока”. 

“Теперь картинка перевернулась. Украина хоть и оговорила минимальные объемы для приема, но в то же время подписалась на определенное количество, которое пойдет через украинские территории в рамках достаточно жесткого контракта для обеих сторон. 

Именно в соответствии с данным соглашением Украина не может, как раньше, реализовывать свои политические “хотелки”, так как в новом контракте прописано все очень четко: “Газпром” обязан прокачивать, а украинский “Нафтогаз” — принимать”, — объясняет Анпилогов. 

Напомним, Россия и Украина 20 декабря 2019 года подписали протокол по газовому сотрудничеству, благодаря чему «Газпром» выплатил «Нафтогазу» $2,9 миллиарда по вынесенным решениям Стокгольмского арбитража. Позднее компании подписали мировое соглашение об отказе от всех исков, по которым нет окончательного вердикта, а также после пятидневных непрерывных переговоров пакет документов, обеспечивающих транзит российского газа через Украину с 1 января 2020 года.  

Эксперт подчеркивает, что на фоне всех событий польский маршрут оказался в неприятном положении: существуют украинское направление, действующий “Северный поток-1” и “Турецкий поток”. Указанные маршруты закрывают баланс потребления Европы. 

Кроме того, уточняет Алексей Анпилогов, для Польши произошел негативный сдвиг. 

“Поскольку зима была теплой, а также ожидались затяжные переговоры с украинской стороной, российский “Газпром” закачал дополнительные объемы нефти в хранилища. Запасы сохранялись на одном из самых высоких уровней. 

Сегодня польская сторона поняла, что ей нечем шантажировать Российскую Федерацию, как делала это Украина, так как маршрут, по которому истекает соглашение 17 мая, может быть просто перекрыт “Газпромом” на срок от полугода до года. В таком случае Польша не сможет получить контракты, выгодные условия или мгновенные объемы прокачки.  

В таком случае возникает следующая коллизия: в начале 2022 года будет запущен “Северный поток-2”, против которого Польша возражала слишком сильно. И не важно, попадет ли он под требования обновленной газовой директивы Европейского союза. Так как в любом случае своим поведением польская сторона добьется только отсутствия объемов российского газа”, — рассказывает эксперт. 

Польша ставит палки в свои колеса 

Кроме того, Алексей Анпилогов поясняет, что помимо перечисленных нюансов возникает и другой момент — газопроводы “Северный поток-1” и “Северный поток-2” пересекает трубопровод Baltic Pipe, который должен получить у “Газпрома” и других участников согласование на окончание постройки. 

“Газопровод Baltic Pipe рассматривался Польшей как некая палочка-выручалочка, благодаря которой Варшава при отказе от российского газа могла получать норвежское сырье.  

Трубопровод, который проходит сначала от норвежского шельфа до Дании, а затем через Данию и из Дании в Польшу на побережье, условно попадает под действие Третьего энергетического пакета. Это означает, что Норвегия вместе с Польшей должна 50% мощности зарезервировать для каких-то других газовых производителей. Если взглянуть на карту, можно увидеть, что кроме “Газпрома” завернуть через коротенькую ветку, где входят “Северный поток-1” и “Северный поток-2”, никто не может. У других стран, расположенных рядом, газа нет”, — считает Анпилогов.  

Эксперт предполагает, что Польша, якобы уходя от “Газпрома” на Baltic Pipe, который она всячески пытается педалировать, столкнется с тем, что ее газопровод точно попадет под действие Третьего энергетического пакета, и никакого повышения доходов от транзита газа через свою территорию, которого добивается Польша, не произойдет. 

“Тогда Варшаве придется половину газа по Baltic Pipe получать от “Газпрома” или переходить на сверхдорогой австралийский сжиженный природный газ через регазификацию в Швеции или Дании.  

Сумма указанных обстоятельств ставит Польшу в слабую и незащищенную переговорную позицию. Конечно, Варшава может продолжить с гордостью дуть щеки и изображать из себя победителя российского “Газпрома”. Однако ситуация для Польши в разы хуже, чем та, в которую из-за своих требований попала Украина полгода назад. Большего польская сторона не сможет добиться от стороны российской, несмотря на то что на третий квартал объемы уже забронированы. Иными словами, “Газпром” просто получил то, что ему сейчас нужно — мгновенные объемы. А вопрос о долгосрочном контракте Польше придется решать в рамках длительного и неприятного для нее переговорного процесса”, — констатировал эксперт.