Обвал цены барреля запустил «игру на выбывание» в мировой нефтедобыче

Катастрофическое падение цены майских фьючерсов на нефть марки WTI показало общую проблему мирового нефтяного рынка, возникшую из-за пандемии. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

Стоимость нефти WTI впервые в истории стала отрицательной, свидетельствуют данные торгов на товарной бирже в Нью-Йорке. Цены на поставки в мае падали на 300% — до минус 40 долларов за баррель. Фьючерсы на WTI с поставкой в июне также снизились — до $20,8 за баррель. Получилось, что по сути те, кто торгует «черным золотом», должны доплачивать за поставки покупателям. Сложилась такая ситуация впервые в истории

Данные Baker Hughes в пятницу свидетельствовали, что количество действующих буровых установок в США сократилось более чем на треть за последний месяц. Но признаки сокращения поставок сырья в США не помогли ценам WTI возобновить рост. В то же время российская Urals достигла отметки минус два доллара за баррель по майским фьючерсам. Июньский фьючерс на нефть Brent также подешевел, на лондонской бирже ICE Futures сырье потеряло $2,27 (8,08%), достигнув отметки $25,81 за баррель.

«Пандемия нового типа коронавируса и карантинные мероприятия, которые вводятся большинством государств мира, создали глобальную нефтяную проблему – падение спроса, — отмечает специалист. – Мы отслеживаем оценки, насколько снизилось потребление этого сырья в мире – еще месяц назад уход в минус составлял пятую часть прошлогоднего уровня. Недавно стало ясно, что падение спроса подходит к одной трети, а на днях заговорили о потере в апреле до половины всего потребления.

Соответственно, в условиях избытка производства нефть просто негде держать – физические объемы хранилищ ограничены. Для США заполнение последних объемов – вопрос пары недель, для России – месяца или чуть больше. В остальных странах схожая картина. И такая ситуация давит на цены нефти – стоимость болезненно низкая для всех мировых производителей. Такое положение мы видели в день закрытия торгов по майским фьючерсам».

На нефть не осталось покупателей

Цены на нефть продолжили падение из-за опасений того, что несмотря на сделку по ограничению добычи странами ОПЕК+ предложение на рынке будет существенно превышать спрос. При этом запасы сырья на крупнейшем американском нефтяном терминале в Кушинге на прошлой неделе выросли до 55 млн баррелей при том, что максимальный объем для хранения составляет около 76 млн баррелей. По некоторым оценкам, при текущей скорости пополнения запасов к середине мая объем может быть полностью заполнен.

К утру 21 апреля цена WTI с поставкой в мае выросла в ходе торгов на 160% до $2,21 за баррель, вернувшись к положительному значению. Аналогичный фьючерс на нефть Brent на лондонской бирже ICE стоит $25,39 (-10,59% от уровня предыдущего дня). На этом фоне вырос и доллар – на 32 копейки до 75,87 рубля. «То, что мы наблюдаем в отношении нефтяных фьючерсных контрактов, очень напоминает картельный сговор. С учетом нашего опыта в газовой сфере предлагаем продавать нефть по принципу take or pay», — указал замглавы Совбеза России Дмитрий Медведев.

«Биржевые торговцы, которые держали майские фьючерсы до последней минуты, столкнулись с тем, что на них просто не стало покупателей. Этот рынок в целом спекулятивный и высокорискованный, так что в отсутствие спроса биржевые игроки вынуждены были спешно сбрасывать нефтяные активы, пусть даже за них пришлось доплачивать. Отсюда и история крупнейшего в истории ценового краха американской нефти WTI.

Сейчас к июньским торгам цена, естественно, вернется в положительную зону – ажиотажа больше нет. Но это не отменяет общую проблему нефтяного рынка – отсутствие хранилищ и спроса. И сделка «большой ОПЕК+» в данном случае станет лишь сдерживающим фактором, но она не способна быстро решить проблему с кризисом потребления и переизбытком добычи. Мы наблюдаем старт глобальной конкуренции мировых игроков», — подчеркивает эксперт.

Игра на выбывание

Пандемия коронавируса и перекрытие границ практически полностью остановили авиаперелеты по всему миру, в значительной степени перестали потреблять нефть и ее производные крупные предприятия – они закрыты в рамках карантина. Существенно снизилось потребление нефтепродуктов и автотранспортом – с подобным уровнем падения нефти цивилизация столкнулась впервые за многие десятилетия.

Однако аналитики нефтяной отрасли склонны к мнению, что период низких цен – временный. Некоторые из них полагают, что уже к июлю цена Brent вырастет до $40 за баррель, следом «подтянутся» и другие марки. Есть и противники такой позиции – они полагают, что говорить о росте спроса не приходится, пока не известны сроку окончания карантина по коронавирусу. Пока не откроются границы и не возобновятся авиаперелеты, говорить о значительном росте потребления не приходится.

«После того, как физически не останется хранилищ под нефть, страны вынуждены будут существенно сокращать добычу, а отдельные компании и вовсе ее остановят. И в этой ситуации одни страны куда лучше приспособлены к «игре на выбывание», чем другие. Хуже всех, к примеру, чувствуют сейчас себя нефтедобытчики Африки, такие как Нигерия. Они первыми уйдут с рынка.

По мере того, как станут уходить компании, перепроизводство исчезнет само собой, но на это потребуется время. Те же крупные сланцевые компании США имеют серьезный финансовый запас, чтобы работать «в минус» довольно долго. Для России же стратегической задачей становится продержаться на занятых позициях максимально долго, чтобы ликвидировались как можно больше конкурентов. Со временем ситуация на нефтяном рынке выправится до приемлемых запасов и цен», — заключает Станислав Митрахович.