Неожиданное решение ФРГ нагнало юридического тумана над «Северными потоками»

Вывод Германией первого «Северного потока» из-под газовой директивы ЕС вряд ли будет работать без одобрения ЕС, считает руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов.

На «Северными потоками» возник юридический туман

Появилась информация, что «Северный поток» освобожден Германией на 20 лет от норм газовой директивы ЕС. Это интересное нововведение, учитывая, что данный акт сдерживает прежде всего «Северный поток-2».

Газовая директива ЕС появилась, как продолжение Третьего энергопакета ЕС, для того, чтобы под эти ограничения попал не только «Северный поток-1», но и более хитро спланированный «Северный поток-2».

И теперь непонятно, как эта процедура будет действовать. Во-первых, над Германией действует регулятор в лице Евросоюза. Во-вторых, «Северный поток-1» имеет ограничения не по Газовой директиве ЕС, а по Третьему энергопакету ЕС. В-третьих, такое решение ФРГ противоречит европейской политике, которая направлена на поддержку украинского транзита, поскольку иначе вне Украины пройдет на 27,5 млрд кубов российского газа в год больше.

Перед нами не совсем понятное решение, которое вызывает массу размышлений по своей правовой сути и практическим последствиям для интересов российской компании «Газпром».

Интересно, что сегодня Федеральное сетевое агентство ФРГ также отказало оператору «Северного потока-2» в иске по отмене действия ограничений Газовой директивы ЕС из-за того, что данный газопровод не был завершен до 23 мая 2019 года, т.е. даты, когда этот европейский нормативный акт вступил в практическое действие.

В результате в правовом поле ФРГ и ЕС оба «Северных потока» – как достроенный, так и недостроенный, могут быть загружены только на 50 процентов проектной мощности. Естественно, в том случае, если Брюссель не примет особых исключений – они периодически случаются, но в остальном действуют правила Третьего энергопакета ЕС.

Оно означает, что все европейские трубопроводы должны резервировать половину мощностей под «альтернативных» поставщиков. В случае «Северных потоков» и их продолжений в ЕС – Opal и Egal, альтернативы быть не может, если не изобретать юридический суррогат. Здесь поставщик один, и это российская компания «Газпром».

В общем, логика наших оппонентов – понятна. Они хотят сделать российские газопроводы менее рентабельными за счет искусственных ограничений по их загрузке. Кроме того, это способ поддержки экономики Украины.

По «Северным потокам» сложилась непростая ситуация

«Северный поток» все равно подпадает под брюссельские директивы, а Германия без Евросоюза ничего сделать не сможет. Единственное, что возможно так это то, что «Северному потоку» вопреки польским протестам постоянно делались исключения по загрузке его сухопутных продолжений. Это газопровод Opal, находящийся в собственности «Газпрома», и NEL, который принадлежит Германии», — констатирует Белов.

Владислав Борисович отмечает, что морские части «Северного потока» и «Северного потока-2» в целом не подпадают под ограничения ЕС. У первого «Северного потока» под юридические ограничения подпадает его сухопутный отрезок, а у «Северного потока-2» морская часть длиной в 12 миль, т.е. внутри территориальных вод ФРГ.

«Дальше мы упираемся в пятидесятипроцентное ограничение, но среди экспертов есть мнение, что «Газпром» без проблем может сам покупать выставленные на торги мощности из-за того, что их никто не бронирует. Поэтому не до конца понятно, от чего в ФРГ освободили первый «Северный поток», — резюмирует Белов.

Пока посылки такие: «Северный поток-1» ограничен Третьим энергопакетом ЕС, а «Северный поток-2» – Газовой директивой ЕС. Ясность внесет только официальная позиция «Газпрома» после этого решения в ФРГ.

«Загрузка OPAL не является проблемой, поскольку Брюссель регулярно выдает на это разрешения, а поляки их оспаривают и почти всегда проигрывают. По крайней мере, 90 процентов дел выигрывает «Газпром», но надо понимать, что «Газпром» распределяет свой газ не только по OPAL, но и по NEL»,- заключает Белов.

Эксперт отмечает, данное решение непонятно, но в немецкой прессе за сегодня Белов не видел комментариев по поводу этого юридического прецедента.

«Если брать ограничения по «Северному потоку-2», то это решение принял Бундестаг. Из-за этого Федеральное сетевое агентство ФРГ ничего не может сделать, а у нас сегодня его действия оценивают как отказ давать разрешение. Это не в компетенции данного ведомства, поэтому единственное, что пытается сейчас сделать компания-оператор Nord Stream 2 AG – это доказать, что «Северный поток-2» уже построен. Здесь 160 недостроенных километров представляется в качестве виртуальной части, которая как бы уже существует», — констатирует Белов.

Белов отмечает, что немецкие ведомства руководствуются решением Бундестага середины ноября, которые в свою очередь основываются на сложном европейском законодательстве.

«То, что сделал Трамп 19 декабря – это был четкий ответ на решения Бундестага, и в Министерстве финансов США, которое пролоббировало это решение, понимали, что к маю, если компания Allseas откажется от продолжения работ по «Северному потоку-2», газопровод не будет построен», — резюмирует Белов.

Все это говорит о том, что газовый транзит остается средством давления на Россию.