Нефтяная война: ОПЕК выдавит Россию с рынка, чтобы разорить окончательно

Ведущие производители нефти из числа стран-членов ОПЕК Ирак и Кувейт последовали примеру Саудовской Аравии и снизили цены на апрельские продажи сырья. Объединенные Арабские Эмираты также снизили цену на продажи сырой нефти.

Как пишет Bloomberg, Ирак снизил цену продажи нефти для Азии на 5 долларов за баррель в апреле. Кувейт снизил цену продажи для азиатских покупателей так же, как Саудовская Аравия, — на 6 долларов. Экспорт сырья из Кувейта в Северо-Западную Европу был установлен на рекордно низком уровне в 12,60 доллара.

Издание отмечает, что члены ОПЕК приняли такое решение на фоне ценовой войны между Саудовской Аравией и Россией, «угрожающей бюджетам нефтедобывающих стран и подрывающей рыночную стоимость энергокомпаний».

Ранее The Wall Street Journal со ссылкой на источники в ОПЕК также писала о том, что снижение цен на нефть, предпринятое саудовской компанией Saudi Aramco, является «элементом агрессивной кампании по захвату доли российского сегмента рынка» и направлено напрямую на ослабление российских позиций после провала переговоров о дополнительном сокращении добычи нефти.

Помимо снижения цен королевство намерено увеличить добычу нефти до 10 млн баррелей в день (в январе этот показатель находился на уровне 9,7 млн баррелей в день). Максимальная мощность может быть увеличена до 12 млн баррелей в день, если это потребуется. По словам осведомленного источника агентства, иракская государственная нефтяная компания SOMO также собирается увеличить экспорт в апреле. При этом, официальный представитель министерства нефти Ирака Асим Джихад заявил, что «ценовая война не отвечает интересам стран-производителей».

Напомним, что после срыва сделки при открытии торгов в понедельник, 9 марта, цена нефти Brent обрушилась почти на 30% до 35 долларов за баррель Brent. На фоне обрушения нефти курс рубля на международном валютном рынке Forex составил 75 за доллар и 85 за евро.

В последующие дни нефть стала предпринимать робкие попытки восстановления, однако в четверг, 12 марта после того, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила глобальную пандемию коронавируса, цены еще сильнее пошли вниз и достигли 33 долларов за баррель.

В связи с этими событиями все больше экономистов начинают предрекать миру новый финансовый кризис. Так, экономист Джесси Коломбо, который в свое время предсказал мировой экономический кризис 2008 года, предупредил о надвигающейся на мир экономической катастрофе. Одной из причин он назвал и ситуацию на рынке нефти.

Стоит отметить, что изначально в России призвали не паниковать по поводу срыва сделки с ОПЕК и снижения цен на нефть.

«С точки зрения интересов России эта сделка просто лишена смысла. Мы, уступая собственные рынки, убираем с них дешевую арабскую и российскую нефть, чтобы расчистить место для дорогой сланцевой американской. И обеспечить эффективность ее добычи», — сказал пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

Однако, как полагает аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев сейчас Россия может столкнуться как раз с вытеснением со своих традиционных рынков, и тогда проблема будет даже не столько в низкой цене на нефть, сколько с тем, что ее будет некому продавать, что еще печальней для бюджета страны.

— Эта ценовая война может привести к самым серьезным последствиям. Сразу после того, как стало известно о срыве сделки ОПЕК+, пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев говорил о том, что цены — не главное, главное — не уступать никому свои рынки, в том числе американцам.

Теперь же получается, что нас хотят как раз вытеснять с рынков. По какой цене мы не сможем продать свою нефть — уже не важно. Проблема в том, что мы вообще не сможем ее продать. То есть в принципе будем продавать меньше сырья.

Если судить по решимости стран ОПЕК, даже если мы сейчас предложим вернуться к переговорам, с нами просто не захотят разговаривать. Все это очень неприятно.

«СП»: — До каких пределов Саудовская Аравия может снижать цены?

— Конечно, бесплатно продавать нефть никто не будет, ни мы, ни они. Снижение остановится на каких-то уровнях, возможно даже, на нынешних. Проблема не только в этом, а в том, что сейчас нефть некому продавать. Спрос в мире из-за эпидемии коронавируса резко упал. Рынок реально сузился.

Возможно, он сейчас начнет восстанавливаться по мере того, как Китай будет снимать карантин и наращивать производство, хотя еще не факт. Но в Европе и США все только начинается. Поэтому снижай цены или не снижай, это никак не поможет, если покупателям нефть не нужна. Речь идет о возможностях сужающегося рынка.

«СП»: — Сможем ли мы выдержать ценовую войну с Саудовской Аравией и как долго?

— Не думаю, что себестоимость производства нефти в Саудовской Аравии выше, чем у нас, хотя бы потому, что у них мягче климат. Запасов нефти у них достаточно. У нас они тоже есть, но трудно осваиваемые, то есть обойдутся дороже. Кроме того, у них дешевле транспортировка сырья.

Поэтому у нас есть определенные ценовые пределы. Все, что ниже 30 долларов за баррель, нам совершенно не выгодно. Поэтому снижать бесконечно цену нельзя. Есть предел, после которого нефть выгодней просто оставить для следующих поколений «эффективных менеджеров», чем продавать.

«СП»: — Какие же перспективы у нефтяного рынка?

— Судя по всему, сейчас происходит изменение рынка, не только нефтяного, но и глобального. Сменились технологии, уклады, другие обстоятельства, из-за чего в мире возникли дисбалансы. Человечество всегда проходило через большие кризисы, чтобы выстроить экономику на новых основаниях.

Сейчас нам остается смотреть, на каких уровнях остановится нефть, и от этого момента заново начнется развитие. По большому счету, и Россия отказалась от сделки потому, что нам больше некуда было снижать добычу нефти. Какой смысл гнаться за снижением объемов и поддержанием цены, если рынки просто сужаются и уходит спрос?

Пока эпидемия не закончится, спрос будет и дальше сужаться. Не исключаю даже, что ОПЕК специально предложили нам сократить добычу сразу на полтора миллиона баррелей, зная, что мы на это не пойдем, чтобы мы точно отказались от сделки.

Проблема в том, что в этом меняющемся мире мы, похоже, не очень хотим меняться. Будем выживать, как осажденная крепость. Я, конечно, утрирую, запасов и ресурсов у нас хватает, экономика не рухнет, но ситуация будет непростой. Перспективы пока не просматриваются.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков считает, что ценовая война не выгодна не только России, но и самой Саудовской Аравии, поэтому цены в перспективе должны начать восстановление.

— Мне кажется, это не столько война против России, сколько попытка заработать больше денег на фоне падающей цены на нефть. Раз не получилось продлить сделку, нужно зарабатывать, увеличивая объемы. Эта стратегия будет применяться всеми, в том числе и Россией. Мы тоже заявили, что будем увеличивать объем производства.

Стороны ОПЕК+ никогда не предполагали, что сделка будет вечной. В начале 2020 года спрос на нефть существенно упал из-за коронавируса. Чтобы поддерживать цены, пришлось бы и дальше существенно снижать объем добычи, но непонятно, на какой период и как сильно. Пока что не ясна глубина провала спроса. Если слишком сокращать добычу, то в какой-то момент компании начнут терять прибыль, которую получают за счет относительно высокой цены на нефть.

В итоге страны пришли к тому, что развал сделки — это меньшее из зол. Высокие стабильные цены последние несколько лет поддерживали множество проектов. Американские сланцевые проекты также наращивали объем производства.

«СП»: — Но ведь у развала сделки была альтернатива?

— Да, Россия предлагала оставаться на том же уровне, который был в первом квартале и ждать, когда Китай «выздоровеет» и восстановит спрос. Тогда цены бы упали, но не так сильно, как сейчас.

Кроме того, если бы период более низких цен продлился более полугода, это могло бы привести к свертыванию американских сланцевых проектов, которые сейчас захеджированы, то есть застрахованы от падения цены как раз на шесть месяцев. При уровне 45−50 долларов за баррель мы не увидели бы новых инвестиций в сланцевую отрасль. Россия же при этом могла бы спокойно верстать свой бюджет, который рассчитан на цены 42,4 долл. за баррель.

Но, видимо, саудитов такая ситуация не устраивала, потому что у них бюджет верстается из расчета 72 доллара за баррель. Поэтому им нужно было или разорвать сделку и попытаться увеличить доходы за счет наращивание объема производства, а к тому же убрать с рынка часть проектов, в том числе сланцевых. Либо еще больше сократить добычу, чтобы поддержать цену ближе к 70. Но это сокращение было слишком большим, и Россия на это не согласилась.

Тогда саудиты и решили пойти на эту войну цен. Не столько против России, сколько против неэффективных производителей, которых в США гораздо больше. Сейчас воюют все против всех, и результатом этой войны по идее должен быть уход неэффективных производителей сланца с рынка. Но вопрос в том, каковы будут издержки этой войны.

«СП»: — И какими они могут быть?

— Для России это очень рискованная стратегия, как, впрочем, и для Саудовской Аравии. Вовсе не факт, что с такими низкими ценами на нефть получится «убить» сланцы. Как я сказал, большинство проектов там захеджированы на полгода. Кроме того, в отрасль пришло много крупных компаний, которым банкротится гораздо сложнее, чем мелким и средним фирмам, как раньше.

Наконец, нужно понимать, что как только цены восстановятся, эти компании снова тут же включатся в добычу. Поэтому устранить сланец, как отрасль, не удастся. Встряхнуть инвесторов, чтобы они больше не вкладывали в проекты, которые находятся на грани рентабельности, может получиться. Но такого, что американские сланцевые проекты закроются навсегда, на рынке возникнет дефицит и мы вернемся к ста долларам за баррель, не будет. Это фантастический сценарий.

В то же время, нынешняя цена на нефть не комфортна ни для России, ни для Саудовской Аравии, ни для прочих производителей. Поэтому думаю, что мы придем к возобновлению соглашения ОПЕК+ и попыткам поднять цену, которая никого не устраивает.