Нефтяная слабость Саудовской Аравии подарила преимущество России

Саудиты не до конца понимали масштаб приближающегося бедствия на рынке нефти и свои позиции на международной арене, рассказал ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Министр финансов Мухаммед аль-Джадаан в официальном заявлении сообщил, что Саудовская Аравия вынуждена пойти на болезненные, но необходимые меры для поддержки экономики. В связи с этим власти повысят налог на добавленную стоимость в три раза. Впервые данный налог был введен в 2018 году, но тогда его размер составлял 5%, а с 1 июля достигнет 15%. Еще одни нововведения начнут действовать с 1 июня — будут отменены выплаты пособия прожиточного минимума, то есть надбавки за дороговизну жизни. Ранее оно составляло 1000 риалов в месяц, это около $266 или 20 тысяч рублей, для госслужащих и военных. Данное пособие также было установлено в 2018 году. Предполагалось, что оно сможет компенсировать появление налога для бюджетников и рост цен на бензин. 

“Нефтяную войну начала Саудовская Аравия. Ведь она объявила о намерении добывать нефть в исторических объемах после провала сделки ОПЕК+ в марте 2020 года. И сейчас она же ее и закончила. То есть с саудитами изначально ни одна страна не собиралась воевать. По доброй традиции последних лет какое-то государство объявляет о начале какой-то войны, в рамках которой состязается будто с самим собой и несет потери.  

В данном случае, я полагаю, мы видим ошибки планирования, связанные с тем, что саудиты не до конца понимали масштаб приближающегося бедствия на рынке нефти и свои позиции на международной арене”, — комментирует эксперт. 

Изменения 2018 года вводили в рамках глобальной стратегии Vision 2030 по радикальному реформированию экономики, придуманной четыре года назад наследным принцем, который надеялся найти новые источники доходов, в том числе за счет ненефтегазовых доходов.  

Напомним, что в 2016 году власти Саудовской Аравии обещали народу, что уже в 2020 году государство сможет существовать без нефти и не будет зависеть от цен на сырье. 

“Если обратиться к оценкам некоторых экспертов, высказывавшихся еще в марте 2020 года, мы увидим достаточно благоприятные для Саудовской Аравии прогнозы, которые базировались на аудите Saudi Aramco. В рамках указанного документа оценивались дальнейшие возможности национальной нефтяной компании Саудовской Аравии и промышленности в целом в случае перепада цен на нефть. 

Позиции государства на тот момент были очень крепкими, также отмечалась минимальная стоимость производства каждого барреля нефти. Конечно, не возбраняется проводить подобные проверки, особенно для компании, которая ищет инвесторов”, — объясняет эксперт.  

Саудовская Аравия упустила момент  

Это, подчеркивает Александр Фролов, является хорошей иллюстрацией того, как Саудовская Аравия выглядела до кризиса и как она выглядит сейчас. 

“Разница заключается в том, что, несмотря на возможную крайне низкую стоимость производства каждого барреля, саудиты нерационально расходуют свои сверхбогатства, получаемые от реализации сырья. Кроме того, неправильную оценку государство дает степени востребованности своей нефти на мировом рынке. 

Как показали события последних недель, Саудовская Аравия не смогла воспользоваться мнимым преимуществом низких цен и подемпинговать как следует. Также страна не сумела использовать преимущества быстрого наращивания производства нефти”, — добавил собеседник агентства.  

Зарубежные средства массовой информации сообщали, что бюджет Саудовской Аравии формируется за счет доходов от нефти на 90%. В то время как в Российской Федерации доходы от нефтегазовой отрасли не превышают половину доходной части федерального бюджета. Это, уверены в экспертном сообществе,  дает нашей стране больше возможностей для маневров. 

Саудовская нефть теряет интерес покупателей 

Министр финансов Мухаммед аль-Джадаан в своем заявлении также отмечал, что подобного кризиса Саудовская Аравия не видела ни разу в современной истории. Согласно данным саудовского ведомства, в первом квартале года дефицит бюджета страны составил $9 млрд, а нефтяные доходы снизились на 25% и достигли отметки в $34 млрд. 

Важно отметить, что бюджет Саудовской Аравии основывается на стоимости нефти, достигающей $70–80 за баррель. Российский бюджет формируется при $40–45, то есть он все последние годы, с момента того же кризиса 2014 года, был профицитным. Кроме того, в России нет повышения налогов и секвестра бюджета. 

Ради стабилизации стоимости нефти через повышение Саудовская Аравия готова пойти на большее сокращение добычи, чем предусматривает сделка ОПЕК+, которая начала действовать с 1 мая. В дополнение саудиты уменьшат добычу еще на 1 млн баррелей в сутки в июне 2020 года и снизят ее до 7,5 млн баррелей вместо 8,5 млн. Такое снижение превысит показатели апреля 2020 года на 40%, когда добыча показала рост.  

При этом ОПЕК+ обсуждает сохранение объема снижения добычи в 9,7 млн баррелей в сутки после июня 2020 года.  

“Планировалось постепенно наращивать объемы производства. Но государство принимает решение о дополнительном снижении на 1 млн баррелей в сутки. Фактически государство вынуждено пойти на сокращение в два раза больше. И последние новости о налоговых новаторствах свидетельствуют о беспрецедентном падении добычи. Данные показатели говорят о слабости нефтяной отрасли данной страны, а также о слабости ее рыночной позиции”, — рассказывает эксперт. 

Александр Фролов уточняет, что ослабление связано с рядом политических и логистических факторов. 

“Среди политических можно отметить отсутствие желания Китая вкладываться в Саудовскую Аравию, которая намеревалась нарастить производство и увеличить поставки сырья в КНР и Европу.  

Однако Китаю столько саудовской нефти не нужно, и не только из-за ее физико-химических характеристик, но и в связи с дороговизной ее доставки по морю. Зависеть исключительно от морских поставок глупо и дорого. В этом случае Российская Федерация получает преимущество, так как осуществляет экспорт нефти по трубопроводу напрямую”, — сказал эксперт.  

Саудиты забыли об экономических кризисах 

Саудовская Аравия, якобы внезапно столкнувшись с проблемами, вынуждена, опираясь на объективную действительность, повышать налоги и лишать население социальных выплат и пособий.  

Экономист Bloomberg Economics Зиад Дауд ранее сообщал, что резкое падение цен на нефть в марте 2020 года потребовало от королевства серьезных трат. Саудиты потратили $27 млрд на поддержку экономики: треть суммы потрачена на текущие нужды, треть ушла на оказание поддержки банкам и еще треть – на компенсацию оттока капитала. 

“Указанные данные заставляют задуматься о том, что экономическая модель должна основываться не на благоприятных прогнозах, а на условиях кризиса. Ведь они неминуемы и всегда повторяются.

Поэтому нужно строить структуру финансовых расходов на так называемых семи голодных годах. То есть власти должны понимать, как они будут действовать, когда наступит кризисное время. Однако саудиты строили свою экономику в целом так, будто кризисов не бывает  вовсе и падения цен на нефтяном рынке тоже никогда не было. Я напомню, что за последние 12 лет было четыре крупных обвала: в 2008, 2014-2016, 2018 и в 2020 году. Саудиты не учли прошлый опыт и довели свою финансовую систему до неустойчивого положения”, — констатировал эксперт.