Минск обозначил преодоление споров с РФ о цене газа в ожидании энергетических «пряников»

Ценообразование, которого не было ранее, может появиться только с 2025 года, если будет запущен общий рынок в рамках планов Евразийского экономического союза, рассказал ФБА «Экономика сегодня» руководитель специальных проектов  Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Глава белорусского диппредставительства в Российской Федерации Владимир Семашко заявил, что Москва и Минск достигли понимания в вопросе преодоления споров по цене на газ. Такой вывод он сделал после того, как в России состоялась встреча министров энергетики России и Белоруссии Александра Новака и Виктора Каранкевича, представителей посольства, а также главы «Газпрома» Алексея Миллера.

В настоящее время белорусская сторона не удовлетворена ценами на российский газ, а также разногласиями с «Газпромом», которые возникали при попытках Минска отстоять свою стоимость. Несмотря на это, заверил в своем сообщении Владимир Семашко, Белоруссия видит, что «есть понимание», и считает, что поставленную ранее задачу необходимо решить к 1 января 2022 года.

Около трех лет назад государства договорились сформировать методику определения цен на газ в двусторонней торговле для последующего перехода к единому рынку энергоресурсов. Белоруссия ежегодно импортирует из Российской Федерации около 20 млрд кубометров газа, параллельно неоднократно предлагая снизить цену до уровня Смоленской области. В ходе последних переговоров Белоруссия снова выразила желание договориться с Москвой о ценах, сопоставимых с внутрироссийскими.

«Сегодня прослеживается прямая зависимость образования цен от уступчивости белорусской стороны по другим вопросам. Россия не готова удовлетворять запросы Минска и параллельно предоставлять ему энергетические пряники – Белоруссия должна дать что-то взамен.

Поэтому газовые и нефтяные споры между Российской Федерацией и Белоруссией вызваны не только разногласиями по стоимости энергоресурсов, но и вопросами, затрагивающими широкий круг экономических и политических нюансов, из-за чего Минск не сможет добиться выгодной для себя стоимости топлива, пока не будут решены основные вопросы, затормаживающие общее развитие российско-белорусских взаимоотношений», — рассказывает эксперт.  

Новое направление в газовом споре между Россией и Белоруссией появилось в июне 2020 года, когда Минск снова потребовал снизить цену на газ, а Москва, в свою очередь, напомнила о непогашенной задолженности за прошлые поставки, которая, по данным председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, уже превышает $165,5 млн.

Минск не удовлетворен ценами на российский газ

Сегодня стоимость газа для Белоруссии определяется по формуле, в которую входят цена топлива для потребителей Ямало-Ненецкого автономного округа плюс стоимость транспортировки газа от мест добычи до границы Российской Федерации и Белоруссии, стоимость хранения на территории России и величина расходов «Газпрома» по реализации сырья. Именно благодаря такому принципу расчета Белоруссия приобретала российский газ существенно ниже спотовых цен в Европе.

Ранее президент Белоруссии Александр Лукашенко заявлял, что цена на российский газ для Минска должна быть снижена, так как Москва реализует топливо европейской стороне за $65–68 за тысячу кубометров, а Белоруссии продает его за $127. Поэтому в апреле 2020 года белорусский лидер предложил снизить стоимость до $40-45 за 1 тысячу кубометров.

«Белорусский глава очень часто выступает с предложениями, в результате чего накал газовых споров между государствами увеличивается. После этого стороны встречаются за столом переговоров и Минск идет на попятную. Там отказываются воспринимать разницу между долгосрочными договоренностями о поставках сырья и покупкой его на спотовом рынке.

Такой тактики придерживается белорусская сторона уже на протяжении многих лет, и сегодня мы наблюдаем очередной всплеск обострения споров, но не настолько сильный, как в конце 2019 года. Можно предположить, что очередные фоновые разногласия могут привести к накалу, ведь рыночное ценообразование, которого не было ранее, может появиться только с 2025 года, если будет запущен общий рынок в рамках планов Евразийского экономического союза.

Сроки до образования единого рынка энергоресурсов сокращаются, поэтому не исключено, что белорусская сторона будет пытаться добиться снижения стоимости и дальше. Однако все будет зависеть от того, насколько Минск будет готов на дальнейшие шаги по углублению интеграционных процессов», — объясняет эксперт.

В середине декабря 2019 года Александр Лукашенко на встрече с президентом России Владимиром Путиным заявлял, что при интеграции с Россией Белоруссии не нужны будут дешевые газ и нефть. «Равные условия — больше ничего не надо», — говорил белорусский президент. В феврале Лукашенко сказал, что Россия пять лет назад обещала Минску внутрироссийские цены.

На фоне недовольства стоимостью газа Белоруссия организовала поиск альтернативных источников российской нефти и договорилась впоследствии о поставках из Соединенных Штатов Америки. В связи с этим министр иностранных дел республики Владимир Макей сообщил, что поставка американской нефти в Белоруссию не была однократным шагом, так как в будущем Минск намерен продолжить закупать энергоресурс у Вашингтона. Напомним, Белоруссия начала искать альтернативные источники топлива в конце 2019 года, аргументировав свои действия стремлениями к покупке сырья по ценам ниже российских.

«Если бы сейчас мировые цены на газ выросли выше $127, Минск не обратился бы к Москве с требованием «восстановить справедливость» и повысить для него контрактную цену. На европейском, то есть спотовом, рынке цена действительно ниже той, что установлена на внутреннем российском рынке. Только она напрямую зависит от многих факторов, в числе которых погодные условия. Например, при наступлении холодной зимы стоимость резко поднимется, и тогда Белоруссия, конечно же, перестанет требовать от России снижения до европейского уровня.

Но существует формула, которая зафиксирована в договоре между Россией и Белоруссией на реализацию газа – она подталкивает Минск пойти по пути других стран, решивших добиться снижения стоимости в том числе через суд. Однако я не думаю, что белорусская сторона получит то, чего хочет. Минск изначально понимал цену и мировую конъюнктуру, когда подписывал контракт о гарантированных поставках и добровольно утвердил газовый контракт на 2020 год», — резюмировал эксперт.