Лосев рассказал о дефиците газа в США, играющем на руку «Газпрому» в войне за Европу

США столкнутся с дефицитом газа летом 2020 года, что взвинтит стоимость СПГ для Европы и будет играть на руку «Газпрому». Об этом заявил член президиума Совета по внешней и оборонной политике Александр Лосев.

По словам эксперта, в Евросоюзе наметилась ситуация, напоминающая коллапс на нефтяном рынке США во время обвала цен до отрицательных значений. Лосев называет ситуацию абсурдной и напоминает, что в апреле газовые хранилища Европы были заполнены на 62%, а к июню этот показатель достигнет 100%.

«Сжиженный газ загружать некуда. Поэтому те, кто его законтрактовал, пытаются продать его по любой цене. И 1 тыс. кубометров газа стоят ниже 70 долларов», — рассказал эксперт.

В Соединенных Штатах на газовом рынке возникла обратная ситуация, которая в среднесрочной перспективе играет на руку «Газпрому», указывает Лосев. Падение добычи газа и нефти на сланцевых месторождениях провоцирует нехватку газа, обеспечивающего 40% генерации электричества в Америке.

«Дальние контракты становятся значительно дороже текущих. И Америка ожидает дефицита газа. Теплое лето, потребление электроэнергии вырастет, и газа для Европы не останется. Он будет дороже газпромовского раза в три», — заявил Лосев.

Из этого следует, что после возобновления промышленного производства в Европе, сократившегося из-за пандемии, «Газпром» будет иметь более сильные позиции на этом рынке, чем США. Эксперт напомнил, что в структуре европейской газовой энергетики российский гигант занимает лидирующее место, обеспечивая поставку 200 млрд кубометров в год при общем потреблении в 550 миллиардов. При отсутствии поставок США и соразмерных альтернатив «Газпром» становится жизненно необходимым для ЕС.

Также Лосев в эфире НТВ высказался о ситуации с «Северным потоком-2», который, по данным СМИ, не будет выведен Германией из-под новой европейской газовой директивы. По словам эксперта, подчинение Вашингтону в вопросах энергетики станет для ФРГ потерей суверенитета, что будет иметь критическое значение в новой борьбе за мировое экономическое лидерство после эпидемии.