Коронавирусное падение спроса на нефть подтверждает важность КНР для мировой экономики

Ситуация с коронавирусом действительно влияет на мировой рынок нефти, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

По итогам года нефть выйдет в плюс

Международное энергетическое агентство (МЭА) ожидает в I квартале 2020 года первое за 10 лет сокращение спроса на нефть мире. Из-за коронавируса он снизится на 435 тысяч баррелей в сутки. По году МЭА ожидает роста потребления на 825 тысяч баррелей в сутки, причем это будет самый низкий показатель прироста, начиная с 2011 года.

Фактически МЭА говорит о том, что китайский коронавирус станет самым большим стрессом для нефтяного рынка, начиная с кризиса 2008-09 годов. Тогда обвал нефтяных цен наложился на системный кризис мировой экономики и привел к падению потребления нефти.

Это интересный момент, учитывая, что последние два-три года мир живет ожиданием нового экономического кризиса, причем в качестве его триггеров сначала называлась возможная торговая война между Китаем и США, а затем и вероятный спад американской экономики. Последняя растет более 10 лет и все больше напоминает раздутый фондовый пузырь.

Теперь случился коронавирус, который на волне китайского нового года парализовал производство в нескольких провинциях КНР и ограничил экспорт промышленных товаров вместе с трансфертом людей из этой страны. После этого в мире начались события по-настоящему кризисного характера.

Для России все это очень важно. Во-первых, наша промышленная база зависит от китайских комплектующих, а во-вторых, падение спроса на нефть в Китае из-за сокращения перемещений внутри этой страны и туристических поездок из Поднебесной (это самый большой туристический рынок в мире) способствует сокращению мирового спроса на нефть и падению ее цен.

Нефть остается главным российским экспортным товаром, поэтому любое падение спроса или цен на «черное золото» бьет по доходам нашего федерального бюджета. Поэтому в России бдительно следят за всеми этими изменениями на мировом нефтяном рынке.

«Если мы смотрим по годовым данным, то все равно будет рост потребления, спроса и добычи нефти, поэтому перед нами исключительно провальный первый квартал нового года. Дальше все будет налаживаться, и сокращение спроса на нефть на дистанции будет нивелировано», — заключает Юшков.

Здесь работает стандартный экономический принцип – падение спроса на нефть приведет к падению цен, а это, в свою очередь, вызовет рост потребления. В результате ситуация быстро выправится по экономическим причинам, а политика ОПЕК+, направленная на стимуляцию стабильности цен, приведет к выравниванию нефтяных котировок.

«Скорее всего, в мире произойдет такой сценарий. А так в Китае, безусловно, есть определенный кризис производства, связанный с коронавирусом и блокировкой ряда городов. Еще множество стран отказалось от полетов в Китай, что привело к снижению потребления в мире моторного топлива и авиационного керосина», — резюмирует Юшков.

По мере того, как Китай будет справляться с коронавирусом, а это рано или поздно случится, там постепенно будут снимать карантин с городов и провинций, а экономическая жизнь возвращаться в прежнее русло.

«Дешевая нефть будет способствовать большему потреблению, поэтому я думаю, что по итогам 2020 года мир выйдет в плюс. Конечно, у разных компаний будут по-своему складываться дела, но по итогам года мы все равно увидим здесь положительную динамику», — констатирует Юшков.

Мировая экономика зависит от США и Китая

Игорь Валерьевич отмечает, что десятилетиями спрос на нефть всегда рос за исключением таких масштабных флуктуаций, как мировой экономический кризис 2009 года, который изменил правила игры на рынке.

«Поэтому позитивная динамика на нефтяном рынке продолжится, а в январе-феврале этого года друг на друга наложилось несколько сезонных факторов, связанных с праздниками, которые затем усугубил коронавирус. Именно так нужно рассматривать эту проблему», — заключает Юшков.

Перед нами локальные трудности, просто Китай является мировым лидером по росту потребления нефти, поэтому любые значительные изменения на китайском национальном рынке сразу отражаются на глобальной экономике.

«Китай продолжает расти экономически, у него растет потребление нефти, поэтому он остается одним из главных драйверов роста цен на нефть. Да и вообще, вся эта ситуация с коронавирусом показывает, насколько Китай важен для глобальной экономики», — резюмирует Юшков.

Если в Китае сокращаются объемы потребления или экономической активности, то это моментально отражается на мировых показателях. Именно это мы видим на примере оценки МЭА общей ситуации на рынке нефти.

«Китай является драйвером и большим игроком на мировом рынке нефти, но, если бы что-то подобное произошло в США – например, в виде падения спроса на нефть, то мы бы это также сразу увидели по изменениям в мировой конъюнктуре, и даже в большем масштабе», — констатирует Юшков.

Данная ситуация с нефтью показывает, что вся мировая экономика держится на внутреннем спросе США и Китая, которые производят большинство сделок, держат на высоком уровне цены и дают другим государствам зарабатывать.