Коронавирусное падение цен на нефть может помочь Белоруссии только частично

Главной проблемой белорусского поиска альтернативных России поставщиков нефти является экспорт этой страны, считает руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Заявление Лукашенко носит политический характер

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в очередной раз высказался по нефти и сослался на несправедливости жизни.

Александр Григорьевич отметил, что некоторые государства поняли, что при помощи вентиля на нефтяной трубе выгодные им вопросы решаются значительно легче, и это стало нормой для международной политики.

Белорусский президент полагает, что такая практика стала применяться против Белоруссии, причем условия поставки навязываются ей в ультимативной форме без оглядки на действующую договорную базу.

Лукашенко заявил, что его страна не собирается ползать на коленях каждое 31 декабря, но продолжит закупать российскую нефть, поскольку существующая система торгово-экономических отношений между Москвой и Минском создавалась, в том числе, и руками белорусов.

Перед нами стандартная риторика Лукашенко, которая направлена на внутреннюю аудиторию. Минск постоянно позиционирует тезис, что Москва навязывает ему несправедливые условия, пользуясь своим монопольным положением на рынке. Это не соответствует действительности, но является долговременной темой для белорусского лидера.

Тем более, в Белоруссии в текущем году состоятся президентские выборы, поэтому неудивительно, что Лукашенко решил попедалировать этот вопрос, несмотря на то, что Минск и Москва успели договориться по нефти.

Нефть является контуром отношений Москвы и Минска

Нельзя сказать, что такая риторика Александра Григорьевича омрачает российско-белорусские отношения, поскольку все к ней привыкли, но необходимо заключить, что она не соответствует действительности.

Ведь главной претензией белорусов является то, что Россия изменила свое национальное законодательство, и теперь Белоруссия не может получать нефть по демпинговым ценам. Отмена экспортной пошлины и перевод основной фискальной нагрузки на НДПИ существенно сказался на нефтяном бизнесе Белоруссии и вызвал «девятый вал» претензий Минска.

Очевидно, что Россия готова компенсировать издержки Белоруссии, но в обмен на интеграционные соглашения. Минску это не нравится, но надо понимать и позицию Москвы, поскольку в нашей стране не видят смысла дальше субсидировать Белоруссию в прежних объемах без политических гарантий. Забавно здесь и то, что Лукашенко напирает на действующие соглашения, намекая на договор о Союзном государстве, который Минск сам не спешит реализовывать по значительному числу направлений.

Есть, впрочем, в последнем заявлении Лукашенко и интересные практические моменты. Например, про продолжение поисков альтернативных поставщиков нефти, причем этому якобы поможет падение нефтяных котировок. Последнее произошло вследствие коронавируса и снижения темпов роста китайской экономики.

Нефтяная альтернатива для Белоруссии ограничена

«Белоруссия может найти определенные альтернативы поставкам российской нефти, но не в таких объемах, как это бы сегодня хотелось Минску. Белорусские эксперты подчеркивали, что все такие поставки носят пиаровский характер и служат инструментом давления на Москву. Ярким примером является недавний визит Помпео в Минск», — заключает Перов.

Достаточно посмотреть на территориальное расположение Белоруссии, которая не имеет выхода к морю, из-за чего для осуществления нефтяных поставок в обход России должна пользоваться портами Польши, Латвии, Литвы и Украины, которые обладают ограниченными возможностями.

«Теоретическая возможность обеспечения альтернативной России нефти у Белоруссии имеется, но такое сырье обойдется Минску слишком дорого. В таких условиях перестанет работать белорусский экспортный канал, когда Белоруссия перерабатывает российскую экспортную нефть и поставляет нефтепродукты на европейский рынок», — резюмирует Перов.

Как отмечает эксперт, Белоруссия может обеспечить себя импортной нефтью только в том случае, если откажется от своего экспорта, который обеспечивает этой стране основной доход. И надо сказать, что с начала года суммарный экспорт Белоруссии упал в два раза, а это означает, что без поставок нефти из России данная страна понесет колоссальные убытки.

«Альтернативные России поставки означают высокую стоимость нефти, из-за которой Минск больше не сможет ориентироваться на внешний рынок и сможет обеспечивать только внутреннее потребление. И снижение цен на нефть действительно может помочь Белоруссии, но только для обеспечения своих внутренних нужд», — констатирует Перов.

По словам Александра Валентиновича, Белоруссии важно обеспечить свои поставки нефтепродуктов за рубеж, но этого не будет в случае продолжения работы на нефти, получаемой в обход российских поставок.

«Поэтому выигрыш Белоруссии от падения цен на нефть актуален только в контексте обеспечения внутреннего потребления, а в случае экспортных поставок Минску необходимо российское сырье», — заключает Перов.

Белоруссия потребляет примерно 25 млн тонн нефти в год, из них 7 млн идет на внутренний рынок, 18 млн тонн на экспорт. Именно последние объемы обеспечивают сверхдоходы белорусского бизнеса и государства, которые напрямую зависят от демпинговых поставок из России.

Поэтому единственное, что может сделать Минск, так это заместить внутреннее потребление альтернативными поставками и переложить все издержки на свое население, а экспорт закрывать российской нефтью.