Катастрофическое падение цен на нефть стало угрозой президентскому креслу Трампа

Американскому политическому руководству необходима стабилизация цен на нефть на приемлемом уровне, считает доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян.

Министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что Россия и США решили выработать совместные меры для стабилизации глобального рынка нефти.

Какие это будут меры – пока непонятно, но очевидно, что перед нами следствие недавнего телефонного разговора между президентом США Дональдом Трампом и президентом РФ Владимиром Путиным, в рамках которого они договорились приложить усилия по стабилизации цен на нефть, которые находятся на катастрофически низком уровне.

Такой уровень цен на нефть бьет как по интересам России, которая в апреле-мае может недополучить огромные средства в свой бюджет, так и по США, ведь в данной стране происходит крах сланцевой  добычи.

Другой вопрос, что Трамп ранее использовал нефтяную тему для политических спекуляций, поэтому есть сомнения в его реальных намерениях и в том, что он хочет как-то повлиять на ситуацию на нефтяном рынке.

«Нефтяные цены – это действительно часть экономики, потому что американские нефтяные компании страдают от низких цен на сырье. Это становится частью внутренней политики США, поскольку Трампу нужны голоса штатов, где расположены нефтяные компании. Прежде всего это южные штаты, поэтому Трамп будет пытаться поддержать американскую нефтяную отрасль – да и это один из главных спонсоров Республиканской партии», — резюмирует Мирзаян.

Геворг Валерьевич считает, что для Трампа нефтяные переговоры с Россией являются одновременно решением экономических и политических вопросов.

«Американцы имеют очень большое влияние, причем как формальное, так и неформальное, на Саудовскую Аравию. В частности, на наследного принца Салмана. И если Трамп на него надавит, т.е. по-настоящему, по-американски, по-трамповски, то тогда Салман прекратит ценовую войну, которую он ведет с Россией», — констатирует Мирзаян.

Главной проблемой для Трампа является то, что нефтяные компании США пострадали от ценовой войны, причем так, что находятся на грани закрытия и вынуждены даже доплачивать за добытую нефть. Именно это и вызвало участие Трампа в глобальной нефтяной дискуссии.

«Поэтому перед нами уже не геополитика, а часть внутренней политики США. Ведь все это напрямую влияет на шансы президента Трампа на президентское переизбрание в ноябре», — заключает Мирзаян.

Марка Urals пострадала из-за карантина в ЕС

Серьезность ситуации на нефтяном рынке подтверждает и то обстоятельство, что Минэнерго РФ заявило, что цены на нефть могут просесть еще ниже – т.е. падение марки Brent до 22 долларов за баррель и российской марки Urals до 13 долларов не является отрицательным пределом.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что сегодня возникла ситуация, когда цены на марки нефти идут в разные направления. Если цена марки Urals сильно упала и может упасть еще дальше, то Brent даже вырос с 22 долларов за баррель до более, чем 27.

«Проблема в том, что дисконт смеси Brent относительно марки Urals сильно вырос. Если еще месяц назад он был менее 2 долларов, то сегодня — более 10 долларов. Это произошло из-за того, что рынок ЕС, куда идет основная масса Urals, ограничен в своем потребления из-за введенных в Европе карантинных мер. Самолеты не летают, автомобили не ездят, а на транспорт приходится в целом где-то 65 процентов потребления нефти в мире, поэтому не стоит удивляться сложившейся ситуации», — резюмирует Пикин.

Сергей Сергеевич отмечает, что единственным потребителем нефти в ЕС остаются нефтехимические заводы, а их сил не достаточно для того, чтобы закрыть нефтяное предложение России.

Отметим, что агентство Goldman Sachs пришло к выводу, что переизбыток предложения нефти над спросом составляет 25 млн баррелей в сутки, а марка нефти Urals стала жертвой данного процесса.

«Даже НПЗ в Евросоюзе не принимают новую нефть, потому что они и без того затоварены, а дисконт марки Brent над маркой Urals продолжает нарастать. Да и для Brent 27 долларов – не предел. К 20 долларам данная марка пока не подбиралась, но в апреле может это сделать. Что касается Urals, то в апреле можно ожидать падения цен ниже 10 долларов за баррель», — констатирует Пикин.

При этом Новак отметил, что Россия не продает нефть ниже себестоимости. Это происходит из-за того, что в ходу старые контракты, но сама ситуация вызывает серьезные опасения, поскольку может привести к перераспределению мирового рынка нефти и выдавливанию из него некоторых игроков. Американцам удалось такое сделать с Ираном – почему бы им не попытаться вместе с саудитами сделать это с Россией.

 

«Саудиты работают против всех. Сейчас на рынке идет даже не ценовая война, а война за выживание, чтобы физически продать куда-то нефть. 25 млн баррелей переизбытка – это 25 процентов мирового потребления, поэтому в ситуации, когда все экономики стоят, а на нефть отсутствует спрос, нет смысла говорить про цены», — заключает Пикин.

Разве что все это поможет Китаю восстановить свою экономику. В результате страна, где начался коронавирус, станет единственным бенефициаром нефтяной войны.