INSTEX доказал безволие Европы во внешней политике

Механизм INSTEX, выстроенный для торговли между Европой и Ираном в обход санкций США, был изначально нежизнеспособен. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал доктор политических наук Алексей Гусев.

Торговля с использованием механизма INSTEX между европейскими странами и Тегераном по-прежнему не осуществляется. Об этом рассказал посол Ирана в России Казем Джалали в беседе с главой комитета Совфеда по международным делам Константином Косачевым. «Европейцы разработали INSTEX, но до этого времени, когда я с вами разговариваю, ни одна транзакция в рамках данного механизма не была осуществлена», — сказал дипломат.

После того, как США в одностороннем порядке вышли и «ядерной сделки» с Ираном, страны Евросоюза объявили, что готовы возместить Тегерану убытки от повторного введения санкций Вашингтона и обеспечить возможность торговли в обход американских ограничений. Сильнее всего по Ирану ударил абсолютный запрет на покупку его нефти. Для расчетов вне контроля США Франция, Германия и Великобритания приняли решение создать единый механизм для расчетов INSTEX.

«Как известно, в рамках обхода американских санкций Россия создает двусторонние механизмы по расчетам в национальных валютах, и эти схемы успешно работают в торговле с Китаем, Турцией, государствами СНГ и рядом других стран, — отмечает политолог. – Так что бездействие INSTEX связано не с тем, что европейские государства «споткнулись» на создании самого механизма – он давно мог быть запущен и успешно проводить многомиллионные транзакции ежедневно.

Причина неработоспособности системы в данном случае не техническая или экономическая, а чисто политическая. Мы помним, что нынешний президент США Дональд Трамп еще в рамках предвыборной гонки заявлял: ядерная сделка с Тегераном заключена без учета максимальных выгод для США, и, в случае избрания, он это «упущение» исправит. А вскоре после инаугурации новый американский лидер и его ближайшие помощники назвали Иран «страной-изгоем», анонсировав разрыв соглашения по «ядерной сделке».

Европейцы понимали, что такой шаг создает торговый дисбаланс и в целом не выгоден ЕС, потому пытались протестовать. Заявления о намерениях создать INSTEX и торговать с Ираном – это попытка «большой тройки» Евросоюза попытаться вести собственную политику, в том числе торговую и экономическую. Как видим, эти стремления безнадежно провалены».

Россия научила мир обходить санкции США

В 2015 году Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция и Иран объявили о достижении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Соглашение предполагало снятие санкций в обмен на ограничение ядерной программы Ирана – Тегеран отказался продолжать исследования по обогащению урана и созданию на его основе боеголовок для ракет. Однако это соглашение не существовало и трех лет: в мае 2018-го США объявили об одностороннем выходе из него и восстановлении жестких санкций в отношении Ирана.

Вскоре после заявления Европы о создании INSTEX, замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил: данный механизм, судя по всему, заработал, и в его рамках готовится обслуживание нескольких сделок. Более того, европейские чиновники даже анонсировали проведение по нему торговых соглашений с Ираном по торговле медицинским оборудованием и нефтяным поставкам. Эти обещания прозвучали в прошлом году на заседании совместной комиссии по иранской ядерной программе на уровне политических директоров.

«США изначально дали понять, что их мало интересует европейское видение ядерной проблемы Ирана – они намерены вести собственную политику без оглядки на интересы союзников. Так что сейчас, по сути, Трамп и администрация Белого дома модерируют все околоиранские процессы, усиливая давление на Тегеран.

При этом в рамках СВПД иранцы выполнили все свои обязательства – свернули центры по обогащению урана, «заморозили» работы по исследованию плутония. Все, что у них осталось «ядерного» – атомная электростанция, построенная Россией в Бушере. США и ЕС, в свою очередь, не выполнили своих обязательств, зато от Ирана вновь требуют в одностороннем порядке серьезных уступок. Тегеран ответил возобновлением ядерной программы.

По сути, INSTEX стал надеждой европейцев повысить уровень своей политической самостоятельности, частично избавившись от диктата США. Но Штаты нашли «аргументы», что означает, что Берлину, Лондону и Парижу «выкрутили руки» и заставили двигаться в привычном фарватере американской политики. Заодно показали, что собственного мнения у ЕС не может быть также ни по китайской, российской или турецкой теме. В этой парадигме INSTEX просто не может быть жизнеспособен», — заключает Алексей Гусев.