Фролов рассказал об условиях возвращения цен на нефть к приемлемым уровням

На нефтяном рынке пока не восстановился спрос, поэтому колебания цен продолжат сохраняться даже после принятых ОПЕК+ мер, считает заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Цены на нефть растут три недели подряд

Цены на нефть марки Brent опять поднялись и достигли на бирже ICE Futures 31,7 доллара за баррель. Фьючерсы марки WTI на июнь также подорожали на торгах Нью-Йоркской товарной биржи до 27,85 доллара за баррель.

В результате цены на нефть прибавляют в цене в течение трех недель подряд и больше не показывают аномальных показателей вроде отрицательных котировок фьючерсов WTI, которые были на рынке в апреле.

Главный вопрос в том, а можно ли такое положение дел признать стабилизацией цен в условиях новой реальности, т.е. снижения спроса на нефть из-за пандемии коронавируса и меньших объемов добычи участников ОПЕК+.

Очевидно, что если не будет второй волны пандемии, то ситуации хуже в мировой экономике быть не может, а вот можно ли так говорить про положение дел с ценовой динамикой нефтяного рынка.

«В сложившейся ситуации присутствует комплекс явлений. Здесь и настроения инвесторов, и объективная действительность. Сейчас мы видим ожидаемую ситуацию, которая неминуемо должна развиваться в этом ключе, т.е. в рамках сделки ОПЕК+ с ее жесткими ограничениями», — констатирует Фролов.

Александр Сергеевич замечает, что сделка ОПЕК+ не решает проблемы нефтяных цен, а только создает предпосылки для более быстрого восстановления котировок при условии восстановлении спроса. Основная проблема рынка пока не решена – спрос на нефть не восстанавливается, пусть и при наличии отдельных проблесков в лице Китая.

«В Китае и ряде других стран внутренняя ситуация улучшилась – там почти вышли на докризисный уровень, причем китайцев подкашивает исключительно снижение потребления их товаров на традиционных рынках сбыта. Это касается прежде всего ЕС и США, где люди теперь покупают меньше тех же смартфонов», — резюмирует Фролов.

Аналогичные процессы происходят в нашей стране, поскольку, как отмечает Фролов, последние действия Правительства РФ являются шагами по дальнейшему восстановлению внутреннего спроса.

«Это видно по разрешению работы ряда предприятий в Москве, которая является крупнейшим потребителем нефтепродуктов среди российских городов. В Евросоюзе также звучат голоса, что пора выходить из создавшейся ситуации. Впрочем, это пока только слова, а так без восстановления спроса восстановление цен невозможно, из-за чего ситуация с нефтью находится в ловушке данной связки», — заключает Фролов.

Снижение добычи по результатам ОПЕК+ не является панацеей

По словам Александра Сергеевича, снижение добычи нефти – это здорово, поскольку данный показатель в результате сделки ОПЕК+ должен сократиться примерно на 15 млн баррелей в сутки.

«Если опираться на данные Международного энергетического агентства, то они говорят, что в апреле спрос в мире на нефть падал на 25 млн баррелей в сутки. К этим сведениям можно относиться скептически, но при таком раскладе сокращение добычи нефти на 15 млн баррелей проблемы не решит. Это подтверждает тот факт, что для стабилизации ситуации на нефтяном рынке должен восстановиться спрос», — констатирует Фролов.

Эксперт считает, что сначала восстановится спрос, затем будут распроданы излишки нефтяных запасов и только потом цены на нефть смогут закрепиться на более-менее приемлемом уровне.

«Сейчас будут продолжаться колебания как в одну, так и в другую стороны. Нынешний рост обеспечен благоприятными данными с американского внутреннего рынка, а также намерением саудитов снизить добычу сверх сделки ОПЕК+ на 1 млн баррелей в сутки, но это на самом деле двоякий сигнал для рынка», — резюмирует Фролов.

Дополнительное снижение добычи нефти саудитами и некоторыми их партнерами по Персидскому заливу говорит о том, что им просто некуда сбывать произведенное сырье.

«Саудовская Аравия не может найти покупателей на эти объемы нефти, поэтому перед нами отнюдь не альтруизм. Это неспособность добывать эту нефть, хранить ее и сбывать, поэтому в Эр-Рияде пошли на такое решение. В итоге саудиты сокращают свою добычу на 3,8 млн баррелей в сутки, а не на 2,5 млн баррелей, которые составляют их обязательства по новой редакции сделки ОПЕК+», — заключает Фролов.

У России ситуация лучше, чем у саудитов

У России, в отличие от саудитов, имеется большое подспорье в виде огромного внутреннего рынка, который до кризиса потреблял значительные объемы добытой в стране нефти.

«Отсутствие спроса и покупателей в мире – это очень нехороший сигнал, хотя в первую очередь для отдельных рынков. Российские компании в этой ситуации демонстрируют неплохие показатели по сравнению с саудитами. Они, безусловно, хуже, чем хотелось бы, но тем не менее. Это связано с тем, что у нас диверсифицированные пути поставок, и мы не зависим исключительно от танкерного флота», — констатирует Фролов.

В области танкеров сегодня наблюдается дефицит, а сама стоимость фрахта значительно выросла, что объясняется тем, что данные корабли используются и для хранения нефти.

«У России есть трубы, они несут нефть в Китай и другие страны, и мы с помощью них можем конкурировать. Поэтому колебания цен будут происходить дальше, а нас ждут новые события на рынке», — резюмирует Фролов.