Эксперты оценили перспективы «Силы Сибири-2» в контексте новой политики Китая

Китайское правительство поменяло свою позицию по газопроводу «Сила Сибири-2», считает директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов.

Действия США увеличили шансы «Силы Сибири-2»

Глава компании «Газпром» Алексей Миллер заявил, что его структура начала проектно-изыскательные работы по «Силе Сибире-2», которые являются главной стадией подготовки к реализации этого проекта. Сам газопровод должен позволить России диверсифицировать поставки газа со своих основных месторождений.

В отличие от «Силы Сибири», второй российский газопровод в КНР будет питаться из разработанных месторождений Западной Сибири, которые являются источником для поставок газа в страны ЕС. Только один этот факт позволит России меньше зависеть от того уровня цен, который конъюнктурно складывается на европейском рынке.

Изначально данный проект хотели прокладывать через Алтай, где существует горный стык между Россией и Китаем, но теперь реальным и более перспективным выглядит монгольский маршрут.

Другой вопрос, что по этому проекту существует масса кривотолков, включая и мнение, что он не сильно интересен Китаю по ряду политических причин.

«Китай долгое время отказывался от маршрута «Силы Сибири-2», который пролегает через Монголию, причем по двум причинам. Во-первых, Китай очень любит, когда с ним ведут переговоры напрямую и без участия третьей стороны. Также Китай указывал, что в случае необходимости можно еще увеличить транзит по первой «Силе Сибири». Во-вторых, в Китае до последнего года не хотели и не планировали заметного увеличения поставок газа из России – свыше 5 млрд кубов в год, что как раз и происходит сегодня», — заключает Маслов.

Алексей Александрович связывает последнее обстоятельство с давним тезисом Пекина о том, что Китаю не следует привязываться к России, но сегодня данная стратегия постепенно уходит в прошлое.

«Китай пошел на российские предложения, которые были выдвинуты в прошлом году и которые в Пекине тогда услышали, но не поддержали. Изменение позиции КНР связано с коронавирусом, а так этот проект по увеличению поставок газа в Китай больше выгоден России, а не китайским партнерам», — констатирует Маслов.

Как замечает эксперт, на проектно-изыскательные работы потребуется год, а возможно, и больше, после чего надо будет приступить к строительству, а это примерно 4-5 лет.

«Китай, даже соглашаясь, ничем не рискует, поскольку проект носит отложенный характер, но при этом показывает, что Пекин расширяет свои отношения с Москвой. Это очень важно для Китая в рамках его отношений с США, поэтому здесь он демонстрирует свою долгосрочную стратегию», — резюмирует Маслов.

Китаю необходим переход с угля на газ

Кроме того, Китай продолжает задыхаться в угольном смоге, что не нравится как правительству КНР, так и городским жителям данной страны. И единственной альтернативой углю для Китая выступает природный газ.

Из-за потребления газа в Китае идет быстрый рост внутренней добычи – последняя также присутствует, но ее показатели напоминают российскую статистику по зерну, которая зависит от климатических условий. Поэтому Китаю не обойтись без импорта, а Россия является лучшим кандидатом в долгосрочные партнеры.

«В Китае принята программа по постепенному переходу на газ и нефть, которая была оформлена в 2014 году и подтверждена в 2016 году. Это просто исполнение тех решений, которые Китай принял. Еще там принята большая программа по экологической очистке, и самое главное, когда в первом квартале в Китае был введен карантин, то в стране сразу упал на 35 процентов показатель по выбросу угля», — заключает Маслов.

В результате, как отмечает Маслов, атмосфера во многих китайских городах, включая хорошо всем известный Ухань, сильно очистилась за месяцы простоя.

Проект зависит от экономических потребностей Китая

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что перспективы данного проекта не стопроцентны.

«Сила Сибири-2» является сложным проектом, поскольку изначальный ее вариант через Алтай поднимал массу вопросов по экологии и геологии. Возникают вопросы и по поводу того, какие объемы газа готов потреблять Китай, поскольку коронавирус показал, что существуют непросчитываемые варианты», — констатирует Пикин.

Сергей Сергеевич отмечает, что подготовка и строительство первой «Силы Сибири» шли десять лет, а за это время, если его накладывать на второй проект, в мировой энергетике может все сильно поменяться, включая и выгодность таких проектов. По этой причине в данный вопрос заложены значительные риски.

«Пока перед нами просто проектная работа, а пригодится ли она в будущем, будет зависеть от позиции Китая и его экономических нужд», — резюмирует Пикин.

Что касается интересов России, то в отличие от первой «Силы Сибири», под которую мы выделили два новых месторождения, в этом проекте имеется готовая ресурсная база.

«Если брать маршрут через Алтай, то пока все это сложно выглядит с точки зрения геологии и рельефа местности. Если выберут данный вариант, то встанет проблема с заповедниками. Любой другой вариант будет более длинным и увеличит стоимость реализации газотранспортного проекта», — заключает Пикин.

Сергей Сергеевич уверен, что здесь первична позиция Китая как долгосрочного покупателя, ведь китайцы активно покупают огромные объемы СПГ через морские порты.