Эффект коронавируса в Евросоюзе проявился слабостью Прибалтики

Ситуация с коронавирусом стала стрессовой для Евросоюза и его экономики, считает главный научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Европа поражена коронавирусом

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила: все должны четко понять, что коронавирус охватил Европу и что это проблема всего Евросоюза.

С другой стороны, немецкие эксперты сделали вывод, что коронавирусом может переболеть 60-70 процентов населения Германии, но большинство людей этого просто не заметят. Ввиду этого чрезвычайно сложно оценивать масштабы данной эпидемии, поскольку в 80 процентах случаев она протекает легко и люди без особых проблем переносят ее на ногах.

Российский профессор Алексей Яковлев также отмечает, что перед нами обычное респираторное заболевание, которое опасно для определенных групп населения в лице старшего поколения и людей с хроническими болезнями.

В то же время коронавирус привел к настоящей панике в Европе и к отмене такого соревнования, как итальянская футбольная Серия А. Вчера матчи Лиги чемпионов прошли без зрителей, что не помешало толпам народа активно болеть за свою команду за пределами стадиона, а это сводит подобные меры профилактики на нет.

Коронавирус является очень заразным заболеванием, но одним закрытием массовых мероприятий эту проблему не решить. Более того, это по большей части реакция на истерию и работу СМИ.

Существуют большие сомнения, что принятые меры помогут в случае реально опасной эпидемии, а вот экономике ЕС они вред наносят.

«Естественно, в рамках современных средств коммуникации не составляет большого труда вызвать чувство паники. Вторым моментом является то, что опыт Италии показывает европейцам, что если не вводить ограничения, то коронавирус может быстро распространиться», — заключает Оленченко.

В Италии сначала не придали большого значения этой проблеме, в результате чего итальянцы вышли в лидеры по данному заболеванию и даже заразили другие государства. Опасность коронавируса не очень большая, но его заразность вызывает тревогу.

«Принятие мер по предотвращению распространения коронавируса требует больших расходов. Главный ущерб испытывают транспорт и логистика, а учитывая то, что мир перенасыщен информацией, в Европе сегодня сгущаются краски», — резюмирует Оленченко.

В принципе, в Евросоюзе такая же ситуация, как в Китае – только Пекин действовал гораздо жестче, и это нанесло ущерб экономике не только КНР, но и всего мира. Достаточно вспомнить последнее падение цен на нефть, где главным фактором выступила эпидемия коронавируса, на котором затем попытались сыграть саудовские спекулянты.

Европейская экономика испытывает трудности

«Политика Евросоюза по коронавирусу связана с опытом Италии, где сначала не приняли никаких мер, а затем столкнулись с большим числом заболевших. Именно так нужно рассматривать европейскую политику по коронавирусу, поскольку в Азии другой менталитет, из-за чего в Китае иначе отреагировали на проблему, чем в государствах Евросоюза», — констатирует Оленченко.

В ЕС все это усугубляется открытыми границами и другими принципами данной организации, поэтому очень может быть, что все это не поможет борьбе с коронавирусом и болезнь пройдет сама собой, но для такой политики европейских властей есть основания.

«Поэтому сделать какой-то однозначный вывод трудно, а что касается последствий от коронавируса для европейской экономики, то они намечаются масштабными. Статистика запаздывает – она бывает либо месячной, либо квартальной, но если говорить глобально, то только в апреле мы получим какие-то точные данные», — заключает Оленченко.

И на основании этих цифр, как полагает Владимир Анатольевич, можно будет судить, какой урон понесла европейская экономика вследствие эпидемии коронавируса.

Проблема коронавируса в том, что данная эпидемия выступила триггером – она обозначила те моменты, которые давно говорили о рисках рецессии в глобальной экономике, а также подчеркнула противоречия на нефтяном рынке. Ведь саудиты давно были недовольны позицией России, которая сократила в рамках ОПЕК+ свое производство нефти на сравнительно небольшие объемы. Поэтому, если у ЕС имеются хронические экономические трудности, коронавирус их может усугубить.

«Я думаю, что такие риски есть, поскольку европейская экономика не изолирована и у нее много выходов на международный рынок. Второй момент заключается в том, что европейская экономика опирается на Германию, а эта страна является экспортно ориентированной, и из-за этого могут возникнуть значительные проблемы», — резюмирует Оленченко.

Германия и ЕС работают со смежными партнерами за пределами и внутри Европы, поэтому они не окажутся в стороне от изменений в глобальной экономике. Кроме того, закрытие массовых мероприятий, включая спортивные, означает для Европы ущерб в десятки миллиардов евро, если вся эта ситуация затянется на длительный срок.

«Многое будет зависеть от развития ситуации в марте-апреле. Еще не надо забывать про то, что страны, входящие в ЕС, неравнозначны в плане своего экономического вклада, веса и возможностей. Эстония и Литва заявили, что находятся накануне экономического кризиса. Это близко к истине по той причине, что эти экономики завязаны на другие государства Евросоюза. И если что-то перестает работать в Германии и Франции, прибалты сразу это чувствуют», — констатирует Оленченко.