«Демократическое» сотрудничество с США вылилось для Грузии в газовую аферу

Информация о наличии больших запасов природного газа в Грузии изначально вызывала сомнения – считает руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Грузины стали жертвами газовой махинации

Заместитель председателя парламента Грузии Георгий Вольский заявил, что американский конгрессмен Марквейн Маллин выступил предвзято, заявив, что грузинское государство отклоняется «от демократических ценностей и экономического процветания».

Поводом для этого стала ситуация с компанией Frontera Eastern Georgia, которая ведет разбирательство в Стокгольмском арбитраже с Грузинской Международной корпорацией нефти и газа. Поводом для этого третейского производства стал провал истории с 5 трлн кубов газа, которые якобы нашли в Грузии американские специалисты, но которые на практике оказались медийной иллюзией.

Три года назад американская компания Frontera Resources, «дочкой» которой является фигурант стокгольмского разбирательства, объявила, что в Грузии найдены запасы в 5 трлн кубов газа и понадобится, всего лишь, пять лет для того, чтобы Тбилиси стал импортером этого природного сырья, но на сегодня данная история закончилась политическим скандалом и спешным сворачиванием грузинского газового проекта.

Пока не до конца ясно, кто кого и как здесь обманул, но очевидно, что в Грузии произошел очередной прецедент, когда желаемое было выдано за действительное для того, чтобы получить инвестиционные средства на добычу несуществующего газа.

«Добыча углеводородов в Грузии, если и имеет смысл, то только на шельфе Черного моря, поскольку данная акватория действительно обладает достаточными запасами углеводородов – можно вспомнить хотя бы крымские проекты», — констатирует Перов.

Аналогичные начинания есть в Румынии и Болгарии, которые планируют развивать свою добычу на шельфе Черного моря, но в рамках этой грузинской истории, о которой очень сложно судить, разговор шел о несколько ином направлении добычной деятельности.

«Возможно, в Грузии и существуют запасы в 5 трлн кубов газа, но такие заявления вызывают большие сомнения. Сложно судить о запасах газа на континентальной грузинской территории, но эта история изначально не вызывала доверия. Было очевидно, что перед нами надувательство, заточенное на получение дивидендов от легковерия грузинских властей и инвесторов», — заключает Перов.

На практике Маллин защищает интересы Frontera Resources путем риторики о «демократических ценностях». Сенатору не понравилось, что Тбилиси начал разбирательство с американской структурой, которая когда-то заявляла о наличии в этой стране 5 трлн кубов газа.

«Перед нами не первая и не последняя подобная история. Ведь и в других странах были ситуации, когда кто-то туда приезжал и «открывал» какое-то месторождение, а в результате чего получалась история с пустыми инвестициями», — резюмирует Перов.

Грузинам так сильно хотелось иметь собственные запасы газа, что они поверили заявлениям Frontera Resources, из-за чего в деятельность этой структуры были вложены значительной деньги, но завершился этот проект разбирательствами в международном арбитраже.

Это не первая такая ситуация на постсоветском пространстве

Несмотря на то, что в СССР была очень хорошая геологическая разведка, постсоветские государства постоянно заявляют о том, что в этих странах найдены огромные запасы нефти и газа. Самым ярким примером является Туркмения, которая объявила себя самой большой страной в мире по запасам газа, а также Азербайджан, который претендовал на то, что может обеспечить газом всю Европу.

В результате, туркмены не могут качественно увеличить свои поставки газа в Китай, а месторождения «Шах-Дениз» не хватает даже для питания газопровода TANAP, стоившего ЕС колоссальных денег. Сейчас Баку для этого проекта вообще закупает газ у «Газпрома».

«Туркмения так и не смогла подтвердить свои претензии на первое место в мире место по запасам газа, а что касается Азербайджана, то у этой страны возникли большие проблемы с реализацией своих нефтегазовых проектов», — констатирует Перов.

Например, в девяностых годах Россию пугали, что Азербайджан нашел несколько огромных месторождений на шельфе Каспия и скоро займет место нашей страны на нефтяном рынке. Затем выяснилось, что запасы нефти там есть, но гораздо более скромные, чем заявлялось.

«Была и история с запасами газа на Украине, которые там имеются, но не обладают большой коммерческой ценностью, т.е. добыча сырья не будет приносить прибыли, из-за чего западные компании решили в эту страну не подключаться», — заключает Перов.

На Украине даже был информационный вброс о том, что Донбасс хотели захватить из-за его запасов сланцевого газа, но все это не стоило выеденного яйца, если брать коммерческую добычу, а не просто наличие месторождений. Ведь стоимость запасов зависит не от их количества, а от сложности извлечения, поскольку энергетика – это, прежде всего, экономический процесс.

«Зато на Украине есть запасы шахтного метана, поэтому непонятно, зачем украинцам нужна была история со сланцевым газом для того, чтобы привлечь инвестиции, учитывая, что у них под рукой были подобные энергоресурсы», — резюмирует Перов.

Таким образом, грузинская оказия является далеко не единственной в истории международной энергетики.