Анпилогов предрек Минску «набитые шишки» на пути диверсификации поставок нефти

Белорусское намерение диверсифицировать поставки нефти нужно расценивать как попытки Минска побродить по открытому им недавно спотовому рынку в поисках денег на первом этапе или набитых шишек в виде проблем в среднесрочных перспективах, рассказал ФБА «Экономика сегодня» президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив «Основание» Алексей Анпилогов

Поставки нефти из альтернативных источников в Белоруссию набирают обороты: в начале июня 2020 года на одно из двух белорусских нефтеперерабатывающих предприятий «Нафтан» с участием энерготрейдера United Energy Trading из Соединенных Штатов поступила американская нефть, а уже в конце июня текущего года поспешила еще одна поставка нефти, которую представители государственного концерна по нефти и химии «Белнефтехим» приняли в одесском порту, – из Азербайджана.

Минск, как показывают результаты удачно заключенных им сделок с другими государствами, не намерен останавливаться на достигнутом. Так, с Соединенными Штатами Америки Белоруссия собирается сотрудничать дольше, чем ожидалось изначально. Свидетельством этого можно назвать заявление главы белорусского Министерства иностранных дел Владимира Макея, который отмечал, что Минск при выборе поставщика руководствуется принципами экономической целесообразности. Политик подчеркивал, что власти приняли решение идти по пути диверсификации поставок из-за «горького опыта», полученного во время кризисов. И в связи с тем, что поиски альтернатив российской нефти стали для республики политикой и «жизненно необходимым принципом», структуры завода «Белнефтехим» с другими заинтересованными организациями работают над обеспечением около 30% нефтяных поставок из других стран, среди которых государства Ближнего Востока.

Используя подобную схему, белорусская сторона планирует снизить количество поставок нефти из Российской Федерации и найти, по убежденности Минска, более выгодные предложения.

«Я думаю, что совсем заместить российскую нефть Белоруссия не сможет, поскольку логистика альтернативных поставок сложна и неудобна, а также ненадежна. Связано это с тем, что нефтепродукты или сырье для переработки приходится везти практически окружным путем через чужие порты в Литве или на Украине. Подобные транспортировки лишают Белоруссию какого-то возможного ситуативного выигрыша.

Можно сказать, что сейчас Минск открывает для себя спотовый рынок, где всегда можно получить какой-то спекулятивный заработок, который становится очень небольшим в долгосрочном периоде. Для бизнесменов спотовый рынок действительно является способом получения прибыли, однако для белорусских министров энергетики это сделать будет затруднительно, так как в их первоочередные задачи входит обеспечение топливной безопасности страны», — комментирует эксперт.

Поставки российской нефти являются важными для белорусской стороны и необходимы для пополнения доходов федерального бюджета за счет того, что Минск перерабатывает полученное сырье и экспортирует его западной стороне. Наибольшую ценность сырье из России представляло для Минска, когда он до 2017 года импортировал его с преференцией в 17%, а после союзные государства подписали определенное соглашение, в рамках которого Белоруссия получала право приобретать сырье дальше с учетом льготной цены, но до 2024 года.

Шансы на полную диверсификацию

В 2019 году Российская Федерация приступила к налоговому маневру, предполагающему поэтапное обнуление экспортной пошлины на сырье и повышение налога на добычу полезных ископаемых. Белорусская сторона, которая ранее собирала эти пошлины, была вынуждена возмутиться на фоне условных изменений и выступить с предложениями снизить и без того низкую стоимость нефти, которые стали причиной многочисленных спокойных переговоров между государствами.

«Практически рассорившись с Российской Федерацией в части поставок энергоносителей – нефти и газа, – можно получить нехватку тех объемов сырья на спотовом рынке, которые нужны Белоруссии. Конечно, настолько катастрофического сценария не будет, так как государства действуют исходя из планов по развитию и преодоления кризисных ситуаций. Любой энергетический кризис – это просчет чиновников в тех или иных странах», — добавил Анпилогов.

Недопонимание, возникшее между российской и белорусской сторонами на фоне требований Минска снизить стоимость нефти, привело к тому, что Белоруссия приняла решение изменить подход к переговорам с Москвой и продемонстрировать независимость от сырья из России. Статистика, полученная по итогам начала 2020 года, показывает, что экспорт нефти из Российской Федерации в Белоруссию сократился на 44,3% по сравнению с аналогичным периодом ушедшего 2019 года. Общее количество объемов сырья составило 4,646 млн тонн.

«Объемы поставок нефти упали во всем мире. Нужно понимать, что белорусская нефтеперерабатывающая отрасль является основным потребителем нефти, задающим тон всем заявлениям, звучащим из Минска. Эта отрасль экспортная, и ее продукции на нужды страны тратится не так много, а именно от 20% до 30%. Остальное же отправляется на экспорт в виде нефтепродуктов.

И на сегодняшнем слабом рынке, где падает потребление моторного топлива, ориентированная на экспорт нефтеперерабатывающая отрасль Белоруссии оказывается в тяжелом, практически кризисном состоянии из-за отсутствия спроса. Поэтому происходит падение поставок сырой российской нефти, то есть снижение никак не связано с решением Минска о диверсификации», — уверен Анпилогов.

Российская нефть остается приоритетной

Отметим, что всего в Белоруссию поступило уже двенадцать танкеров с нефтью из альтернативных источников для предприятий республики. Поставки приходили из Соединенных Штатов Америки, Саудовской Аравии, Азербайджана и Норвегии.  Общий объем «танкерных» углеводородов достиг 1 млн тонн – это меньше 5% среднегодового объема импорта нефти Белоруссии.

В экспертном сообществе неоднократно отмечали, что нефтеперерабатывающие заводы в Белоруссии способны использовать только сорт российской высокосернистой нефти Urals, заменить который на тот же американский невозможно из-за химических особенностей последнего. Нефть, пришедшая из Соединенных Штатов, считается легкой, поэтому белорусские НПЗ в небольших пропорциях по необходимости смешивают ее с российской нефтью.

«Процесс диверсификации продолжается, однако это не означает, что белорусская сторона сможет заместить российскую нефть на 100%. Если эта тенденция сохранится, то максимум, которого добьется Минск в этом направлении, составит 20-40% сырья из других государств. При этом российская нефть все равно останется основополагающей на балансе Белоруссии.

В связи с этим заявления о продолжении курса на поиски альтернативных источников нужно воспринимать как попытки Минска побродить по открытому им недавно спотовому рынку в поисках шальных денег на первом этапе или набитых шишек в виде проблем в среднесрочных перспективах», — резюмировал эксперт.